Logo
Title
Title



Главная :: Персоналии :: Выпускники :: 2000-... :: Дмитрий Брусникин :: Футбол, грибы и «Три мушкетера». Гид по выставке памяти Дмитрия Брусникина
Ольга Привольнова: «Вот люди, вот поезд, и что нам вместе дальше делать»

«Мы сели в поезд Москва- Владивосток, чтобы проехать по самой длинной железной дороге в мире — Транссибирской магистрали. Почти 18 600 км в пути, 90 городов, 12 областей, 5 краев, 2 республики и 1 округ за две недели».

Дмитрий Брусникин, режиссер, театральный педагог, преподаватель в Школе-студии МХАТ

Первого февраля 2016 года актеры Мастерской Дмитрия Брусникина, студенты первого курса Школы-студии МХАТ вместе с драматургами Андреем Стадниковым, Александрой Лебедевой, Еленой Шабалиной, Сергеем Давыдовым и режиссером Юрием Квятковским отправились в двухнедельную экспедицию на поезде Москва-Владивосток. Целью стали – истории попутчиков для нового спектакля. Вместе с «брусникинской» группой по Транссибу проехала и документалист Ольга Привольнова («Маленький принц», «Звизжи», «Оазис»). Ее фильм – эксперимент над экспериментом. С Ольгой поговорила Ксения Гагай.

Ольга: У меня 400 часов материала, шесть жестких дисков, и я не знаю пока, что с этим делать (смеется).

Ксения: Ты как попала к «брусникинцам»?

О: Мне позвонил продюсер, сказал, есть такая идея, поехали с нами. Они видели «Звизжи» мои, «Маленького принца» видели. Меня свели с Брусникиным Дмитрием Владимировичем.

К: У вас была какая-то договоренность?

О: У нас была очень крутая договоренность, которая состояла в отсутствие договоренности. Я ничего не знала про проект, и вот Дмитрий Брусникин позвонил накануне и сказал: ты едешь с нами, я сказала: еду. Ну тогда давай попозже как-нибудь созвонимся. Мы так и не созвонились. И я поняла, что мне можно делать все. Потом уже – главное, в чем мы сошлись, что этот фильм не должен обслуживать саму идею – брусникинцы едут собирать вербатим. Это не корпоративное видео. Он сказал: ты делай все, что хочешь, у тебя есть такая возможность проехать с нами по Транссибу.

К: А замысел самой экспедиции, как все это выглядело?

О: Вообще там серьезный замысел. Новые студенты мастерской Брусникина Дмитрия Владимировича отправились в путь по Транссибу, чтобы брать вербатим в течение 14 дней для нового спектакля.

Это выглядело поначалу так: в течение дня ребята разбредаются по поезду в поисках героев, причем часто выбирают одних и тех же, что неизбежно, потому что народу в поезде было не так уж и много. У нас было два плацкарта, три купейных вагона, СВ и ресторан. И тогда ребята шепотом: «Слышали, там монашка в плацкарт села, она моя! Да она еще пальто не сняла! Да, но я уже с ней договорилась!» Это была своего рода игра даже что ли..но и им-то всего по 17-18 лет.

Понятно, что приятней жить, наверное, в купе, но собирать материал все-таки удобней в плацкартном вагоне, с кем-то чаек попить, кому-то матрасик подать, элементарно проще вступить в диалог, когда ты толкаешься с людьми в одном пространстве. Многие из них не признавались, что выполняют задание, и подкладывали диктофон незаметно.

Была проблема с этическими моментами. Многие считали, что используют людей. Ну это, собственно, как у нас у всех. Имею я или не имею право? Кто я больше: режиссер или человек сочувствующий?

Каждый вечер они приносили свой материал в вип-вагон, где был Брусникин, где был Квятковский. Они либо просто читали, либо пытались вживаться в образ человека, персонажа. Им говорили: «Нет, не пойдет. Где история?». Плюс ехали драматурги, которые потом эту пьесу должны будут написать. И они тоже отбирали, например: «Интересный персонаж, но нет истории». Не нужны были какие-то философские штуки, из них не сделать истории. Многие ребята не могли этого осознать.

К: Тридцать человек. И сколько историй?

О: Каждый брал по несколько персонажей. Где-то больше ста историй и персонажей. Еще некоторые высаживались, выходили в Улан-Уде, в Уссурийске, в Иркутске. На обратном пути мы их подбирали.

К: Все эти люди они как бы и через тебя прошли?

О: Да, я снимала все. Я снимала как работают ребята и что с ними происходит. Мне было интересно находиться внутри этого эксперимента, внутри замкнутого пространства, когда им и мне нужно найти человека, который почему-то влечет.

А еще они же все врассыпную. Их 30. И тут я должна принять решение – за кем мне идти. С кем мне интересно находиться. У меня работал только один принцип: максимальное прислушивание к себе. Исходная точка все равно ты сам. Я снимала много и тех, к кому даже не подходили ребята. Были такие, которые отворачивались от камеры. А потом между нами что-то происходило, они просили совета или номер телефона даже, позвонить, поговорить.

Замкнутое пространство круто всех расчехляло, и ребят в первую очередь. Если бы я взялась снимать их в родной среде, в театре, мне бы потребовалось полгода, наверное. Хотя, конечно, я ни за что не скажу, что вот как я всех за две недели взяла и почувствовала, нет, не так, просто стало многое открываться. Через три-четыре дня появилось дикое давление. Люди все те же. Они уже всех окучили. Новых нет. А в конце дня в любом случае нужно нести новый вербатим, они понимают, что им самим это надо, для того и поехали. Был кусок дороги, когда одна-две станции на километры дороги, а значит никаких новых пассажиров. И тут я физиологически почувствовала вакуум. Пространство сужалось. И это было и кинематографично, и страшно, и вообще больше, чем кино и все, что мы себе представляли. Началась настоящая работа. Работа внутри каждого из нас, я думаю.

К: Не было ощущения абсурдности происходящего и своей роли в этом происходящем в том числе?

О: Я понимала, что на меня свалилась какая-то блажь и счастье. У меня шесть вагонов героев, включая вагон-ресторан. И им некуда от меня деться. Помимо этого у меня есть еще 30героев-студентов, которые уже согласились априори, что я буду их снимать. Есть проводники на редкость понимающие, которые начинали пылесосить, а я им: извините, у меня брак по звуку, тут же извинялись, и говорили, ой-ой, лучше я подмету. Когда ты еще дождешься таких условий? Когда попадешь к машинистам в локомотив? Я от Читы ехала в локомотиве. Это была ситуация, когда тебе содействуют все. Все уже спродюсировано. У меня было постоянно такое ощущение, что мне все дано, бери. И я не имею права это профукать. Максимальная ясность в голове.

И главное было не свалиться от того, что ты по 18 часов держишь камеру. Вот я сейчас с тобой разговариваю, и вот эти пальцы (показывает руку) у меня онемевшие, хотя прошло уже три дня, как я не снимаю.

К: А были люди, которые зацепили тебя сильно, прямо таки твои?

О: Да, и мне кажется, что я многих героев сделала именно героями в процессе съемки. Я уже точно знаю, что они войдут в фильм. Причем некоторые из них не смогут стать героями ребят, потому что есть разница в театральной и киношной специфике.

Я однозначно возьму одного зэка, и не из-за того, что он просто колоритный персонаж, нет. Он был в каком-то таком четком и ясном состоянии сознания. Он говорил медленно, мало, но очень четко. Как будто бы за то время, которое он сидел, отвалилось все лишнее. Он ехал к девушке, к Юлии, которая его очень поддержала, она не была официально его девушкой, они познакомились через соцсети. Сказал: «Да, я заеду к родителям, но родители приемные, мы не общались последние семь лет, да и что со мной общаться, я плохой человек». То есть ты вдруг встречаешь человека, который говорит: я плохой человек. «С детства сидел. Первый раз в тринадцать за кражу, потом в 15 за наркотики, потом за убийство. И с детства я плохой человек. И я хочу найти человека, который сможет найти во мне что-то хорошее». Он ехал за семьей. Ему 34 года. Вышел где-то под Иркутском.

Потом монашка из Польши, которая живет в Благовещенске четвертый месяц. Есть уникальная история, ее никто не взял из ребят, эти герои ехали очень мало. А я понимаю,что иногда материал можно взять и за 20 минут… Ехала мама с дочкой. Они ехали в больницу проверять сердце девочке девятилетней. Ничего страшного не обнаружилось, никакой завернутой истории для спектакля не было. История оказалась чисто кинематографической. В том, как эта мама выглядит, в том, что ей нет еще тридцати, в том, как она немногословно выдает информацию, и как она почти в конце пути сказала: «А знаете, я давно думала уйти от мужа, и вот мы уехали 300 км от дома, и я набралась храбрости и сказала мужу, что я от него ухожу». А у нее две дочки. «А потом он позвонил и сказал, что куда же ты, не уходи». И я понимаю, что я снова к нему вернусь. Хотя я особо от него еще не ушла“. Она работает кладовщиком на складе, у нее очень тонкие черные от черной работы пальцы. Она худенькая, и, наверное, симпатичная, но она дико измотанная, серого цвета, с утра до ночи работает на складе. А ее муж не работает, он творческий, поет в местном ДК песни группы „Руки вверх“. Старшей девять, младшей шесть. И вот эта вот штука тотальной невозможности что-то изменить. Впервые они уехали из дома за девять лет, и тут она решилась, и тут же осеклась. И она серого цвета, моложе меня на пять лет.

Эту историю невозможно передать в театре, по крайней мере, я не знаю, кто из студентов смог бы передать ее голос, в котором какое-то такое смирение. Она говорит тридцать слов. Но в них обреченность. И ты все понимаешь. Причем все это время они с дочкой шутят, дочь заплетает ей волосы, говорят, как бы ни о чем.

И все тогда совпало: и то, что вечерело, и то, что они сидят в одинаковых шапках, и то, что оделись они раньше времени, потому что поезд запаздывал, и они уже сидят такие парятся, и то, как она мне в конце говорит: „Как же важно иногда поговорить с чужим человеком, я ни с кем не могу больше поговорить“. Хотя мы особо не разговаривали. Я прям долго отходила от этой встречи.

К: Это было самое сложное?

О: Тяжело было „отходить“ от героев и от их историй. И я ребят понимаю, какие ломки с ними происходили. Они семнадцатилетние слушают истории про убитых сыновей, войны, разводы, аборты. Это серьезная эмоциональная работа – переключаться с одной истории на другую. Чик – и ты разговариваешь с кондитером, которому отрезало полруки, чик – многодетный отец. И это же не просто опросник. Здесь же нужна полная включенность, ты внутри ситуации, степень твоего участие не меньше, чем героя. В какой-то момент ты понимаешь, что вот эта история тебя подкашивает. Понимаешь, что тебе нужно побыть одной, в купе, потупить на вид из окна, отойти. Камеру я клала, когда понимала, что перестаю чувствовать людей, когда я не знала что снимать, а это первый звонок.

К: Ты часто выключала камеру? Или как у тебя было? Не было ощущение, что сейчас ты снимаешь все подряд и не можешь остановиться?

О: Я снимала почти без перерывов. И не потому что, я „поливала“ все подряд. Там же по-другому. Ты сидишь в плацкарте, ты разговариваешь с человеком, ты зашел, ничего не ожидая, например, что тебя встретит старик, прослуживший всю жизнь китобойцем. И его жена с болезнью Паркинсона. И вдруг они начинают говорить какие-то вещи, ты понимаешь, что ты сейчас из этой ячейки плацкартной уйти не можешь, вскрываются какие-то важный вещи. Эта история с тобой что-то делает. И я смотрю на эту девочку-студентку, которая мило пришла брать вербатим, и она рыдает. Смотрю на своего второго оператора и понимаю, что она не может снимать, нужно вытереть ей слезы. Что происходит? Что мы бабушку с трясущимися руками не видели? Дело в другом. Тебе хочется слушать то, что она рассказывает, ты бы и без камеры оттуда не ушел, слушал. Для меня это главная проверка.

Ну вот, а рядом тайванец, который едет с Атласом России 1995 года, где еще есть СССР и Югославия, он кадрит женщин, не зная ни слова по-русски, и только с ним эпизод заканчивается, как вваливается хоккейная команда „Мечта“. Все странным образом цеплялось одно за другое. Мне нужно было только поворачивать камеру.

К: Многие отказывались от съемки?

О: Были такие люди, которые говорили, мы перестанем говорить (с ребятами, студентами), если нас будут снимать. Я понимала, что первоначален для меня их вербатим, их задание, а свой фильм в данной ситуации я ставила на второе место. Этот момент я для себя отслеживала. В 85 процентах случаев, люди позволяли себя снимать, если даже сначала отказывались.

Нельзя было военных снимать. Был один сапер, Стас Михайлов его звали, он выпивал с разухабистой женщиной, которая сказала, снимай меня, сколько хочешь, а его нельзя. И он так и остается за кадром, хотя там очень крутая история. 

К: А ты знаешь уже, где конец?

О: Когда задана форма, вроде бы проще. Мое начало Москва – мой конец Москва. Но я, снимая еще, поняла, что концом будет не само возвращение, скорее тема, на которую мы вышли. Вот люди, вот поезд, и что нам вместе дальше делать. Такая форма. А дальше много всего важного поднялось, надеюсь, не только для меня важного. У нас было огромное искушение поставить в нашем купе (имеется в виду купе съемочной группы) гоу-про, чтобы писать все разговоры. Эксперимент внутри эксперимента. Крутые вещи с нами происходили. И туго было, и не до конца понимали, тяжело ковыряли друг друга.

К: Дорога – жесткий инструмент.

О: Вскрывает все, да. Если бы мы поставили все-таки гоу-про, поразились бы собственной нестабильности, насколько нас колбасило. Но надо было держаться до последнего (смеется). Я очень рада, что была не одна, что снимали и занимались звуком, светом мои друзья, нас всего трое было. Даниил Родионов, тоже из нашей школы Разбежкиной. И я понимаю, что, может, им даже сложнее было – я же не сплю, падаю ради своего фильма, получается, даже не замечаю, что рука давно онемевшая. А ребята изначально взялись именно помогать, то есть они выкладывались ради идеи, дружбы, не знаю чего еще. И все-таки иногда амбиции просыпались у всех, ух…Это мощный опыт во всех смыслах.

К: А, кстати, ты показывала материал в процессе команде Брусникина?

О: Нет. И вот сейчас мы встречались, (с Д. В. Брусникиным) он очень деликатен. Не требует внести никаких коррективов, да и вносить-то особо некуда… Посмотрим, что Дмитрий скажет, когда посмотрит первую сборку. Но пока он деликатен. Если он меня позвал, значит, он мне доверяет. Хотя с чего бы? (Смеется)




Премьера нового проекта Мастерской Дмитрия Брусникина запланирована на сентябрь 2016 года. Площадкой-партнером станет Центральный дом культуры железнодорожников, спецпоказы пройдут на одном из московских вокзалов.

Школа документального кино Марины Разбежкиной
27-02-2016


Футбол, грибы и «Три мушкетера». Гид по выставке памяти Дмитрия Брусникина, Mos.Ru, [29-10-2019]
«Человек размером с дом»: в ММОМА открылась выставка о Дмитрии Брусникине, TheCity, [23-10-2019]
Оберег Брусникина, Елена Третьякова, Story, [1-09-2019]
Physical theatre of rare depth: Forest by The Brusnikin Studio, Seeing Dance, [8-08-2019]
Dance, Physical Theatre and Circus: Forest, Assembly Checkpoint, Edinburgh, The Scotsman, [5-08-2019]
From Russia With Love: Moscow Art Theatre graduates bring woodland show Forest to Edinburgh, The List, [1-08-2019]
Виктор Рыжаков о Дмитрии Брусникине: «Важно, чтобы его роли ещё пожили с нами», Театр, [20-09-2018]
Наблюдатель, Канал Культура, [18-09-2018]
«Пока ты не привык к темпу работы в театре, жизнь кажется невыносимой», Тильда, [11-09-2018]
Умер режиссер Дмитрий Брусникин. Он и его «брусникинцы» навсегда изменили российский театр, ТАСС, [10-09-2018]
Мастер Брюс. 15 дней без Дмитрия Брусникина, Татьяна Лисина, Театр, [24-08-2018]
Смерть — не повод для восторгов, Андрей Максимов, Российская газета, [19-08-2018]
Тихий лидер, Павел Руднев, Петербургский театральный журнал, [17-08-2018]
Весенне-летний призыв, Алена Карась, Кольта, [17-08-2018]
Дмитрий Брусникин: Последний рыцарь театра, Мир новостей, [17-08-2018]
«Почему так рано?! Куда вы спешите?!», Театрал, [14-08-2018]
Театральная Москва простилась с Брусникиным: «Дима, зачем так рано?!», Московский комсомолец, [14-08-2018]
Ушел, когда все было впереди, Зонд новости, [13-08-2018]
В Москве простились с Дмитрием Брусникиным, Первый канал, [13-08-2018]
Дмитрия Брусникина похоронили на Троекуровском кладбище, Канал Культура, [13-08-2018]
В Москве простились с Дмитрием Брусникиным, Канал Культура, [13-08-2018]
«Времени осталось совсем немного», Известия, [13-08-2018]
Медведев выразил соболезнования в связи со смертью Дмитрия Брусникина, ТАСС, [13-08-2018]
Брусникин находился на взлете творческих возможностей, заявил Женовач, РИА «Новости», [13-08-2018]
Он всех победил и рухнул как подкошенный. Памяти Дмитрия Брусникина, Сергей Николаевич, Сноб, [12-08-2018]
Большой человек, Известия, [10-08-2018]
«Он сразу приковывал внимание»: Критик рассказала о Дмитрии Брусникине, Алена Карась, Российская газета, [10-08-2018]
Игорь Золотовицкий: Школа-студия МХАТ и вся театральная Москва осиротели, Вечерняя Москва, [10-08-2018]
Дмитрий Брусникин: когда сердце не выдерживает, Infox, [10-08-2018]
Учитель музыки в Художественном театре, Елена Дьякова, Новая газета, [10-08-2018]
Щербаков: Брусникин прекрасно понимал душу артиста, Национальная служба новостей, [10-08-2018]
Мастер и человек. Кем был Дмитрий Брусникин, Евгений Соколинский, РБК, [10-08-2018]
Дмитрий Брусникин умер на взлете: ему прочили место в МХТ, Московский комсомолец, [10-08-2018]
Друзья и коллеги вспоминают Дмитрия Брусникина, Канал Культура, [10-08-2018]
Умер режиссер Дмитрий Брусникин, Глеб Ситковский, GQ, [10-08-2018]
Оксана Мысина: «Конечно, поздно Дима получил театр», Театрал, [10-08-2018]
Скромный педагог, великий мастер, Медуза, [10-08-2018]
Умер режиссер и актер Дмитрий Брусникин: реакция коллег и друзей, Hallo, [10-08-2018]
«Он был влюблен в Чехова»: режиссер Ройзман о смерти Брусникина, Рен-ТВ, [10-08-2018]
«Он был своим среди двадцатилетних, как лучший в мире папа»: памяти Дмитрия Брусникина, Валерий Кичин, Афиша daily, [10-08-2018]
«Просто живой театр». За что мы благодарны Дмитрию Брусникину, Москва 24, [10-08-2018]
Анатолий Белый: «Он был настоящим Дон Кихотом», Театрал, [10-08-2018]
«Впереди было много планов»: каким запомнят режиссера Дмитрия Брусникина, 360 градусов, [9-08-2018]
Николай Чиндяйкин: «Не могу представить, что Димы больше нет», Театрал, [9-08-2018]
Не стало актера и режиссера Дмитрия Брусникина, Вечерняя Москва, [9-08-2018]
Золотовицкий: «Брусникин прекрасно чувствовал молодежь, им будет его не хватать», БизнесFM, [9-08-2018]
«Брусникин был бесконечно предан театру», ТАСС, [9-08-2018]
Умер актер и режиссер Дмитрий Брусникин, Вести, [9-08-2018]
Мастер верности и поиска, Олег Фельдман, КоммерсантЪ, [9-08-2018]
Маяковский-POST, Журнал «Театр», [9-07-2018]
«Транссиб»: спектакль—путешествие о русской судьбе, MuseCube, [17-02-2018]
Премьера спектакля Мастерской Брусникина «Лес» на Площади Сити, Москва-онлайн, [17-07-2017]
Старикам тут место, Такие дела, [17-03-2017]
Здесь и сейчас, Кристина Матвиенко, Colta.Ru, [7-03-2017]
Вся жизнь в искусстве, КультМск, [10-02-2017]
Спектакль «До и после» — Театр Наций, Мнение, [30-01-2017]
«День опричника» в «Ленкоме» – на фоне «Нации», студенческого спектакля Мастерской Дмитрия Брусникина, Сноб, [28-12-2016]
Брусникинская театральная вселенная, Watch Russia, [21-11-2016]
Миг между прошлым и будущим: “До и после” на фестивале ТЕРРИТОРИЯ, Анна Банасюкевич, Ревизор.Ру, [28-10-2016]
Фестиваль современного искусства «Территория» завершился необычным проектом, Новости культуры, [21-10-2016]
Дмитрий Брусникин: «Театры нужно отдавать молодым», Harpers' Bazaar, [13-10-2016]
Дмитрий Брусникин: «Не может быть традиционного театра», Петербургский театральный журнал, [22-08-2016]
Дмитрий Брусникин — о новом сезоне в «Практике» и депрессии двадцатилетних, The Village, [24-06-2016]
«Бронзоветь — это не интеллигентно», Т. Владимирова, КоммерсантЪ — Lifestyle, [8-06-2016]
Дмитрий Брусникин: «Театр-дом – это внутреннее понятие», Экран и сцена, [28-05-2016]
Поезд идентичности, Colta.Ru, [4-03-2016]
Колёса диктуют вагонные…, Гудок, [2-03-2016]
Ольга Привольнова: «Вот люди, вот поезд, и что нам вместе дальше делать», Школа документального кино Марины Разбежкиной, [27-02-2016]
Дмитрий Брусникин: «Чтобы что-то полюбить, нужно это увидеть», Дождь, [19-02-2016]
«Ответственность перед зрительным залом мобилизует», Ольга Егошина, Новые Известия, [2-02-2016]
Великий Сибирский Путь… веры, Гудок, [2-02-2016]
Режиссёр Брусникин на РСН: В Москве не хватает независимых театральных площадок, Русская служба новостей, [27-12-2015]
Театр для жителей города, Мослента, [15-09-2015]
Пространство сновидения, Экран и сцена, [16-07-2015]
Мастерская Брусникина: открытая биография супер-труппы, Елена Киселева, ТеатрAll, [10-07-2015]
Курс Дмитрия Брусникина станет частью театра-студии «Человек», Канал Культура, [7-07-2015]
Эта дорога ведет к театру?, Григорий Заславский, Независимая газета, [2-07-2015]
Выпускники Школы-студии МХАТ с дипломами получили театр, Большая Москва, [30-06-2015]
Начинающим актерам подарили собственный театр, Вечерняя Москва, [29-06-2015]
«Брусникинцы» отметят выпускной бесплатным концертом в саду «Эрмитаж», БизнесFM, [29-06-2015]
В Школе-студии МХАТ проходят вступительные экзамены, Канал Культура, [29-06-2015]
Переворот сознания, Театрал, [16-06-2015]
Кристальный слон, Сигма, [10-06-2015]
«Правила поступления», OpPeople, [9-06-2015]
«Без тебя скучно!», Новые известия, [9-06-2015]
Театр должен анализировать ситуацию вокруг, Аргументы недели, [21-05-2015]
Дмитрий Брусникин: «Созрела потребность, чтобы это поколение смогло высказаться как поколение», Театрал, [20-05-2015]
Дмитрий Брусникин. На ночь глядя. Выпуск от 14.05.2015, Первый канал, [14-05-2015]
Что требуется от поступающего в театральный, чтобы пройти хотя бы первый тур?, The Question, [14-05-2015]
Бесы-брусникинцы в «Боярских палатах», МИР, [15-04-2015]
Дмитрий Брусникин: «Это становление мозгов», OpPeople, [25-02-2015]
Дифирамб с Дмитрием Брусникиным, Эхо Москвы, [22-02-2015]
Переворот, Татьяна Лисина, Русский журнал, [31-01-2015]
«Переворот» в «Практике»: слабоумие и отвага, Воздух. Афиша, [27-01-2015]
Плач по Конармии и земле, Санкт-Петербургские ведомости, [26-01-2015]
Лауреат «Золотой маски» Юрий Муравицкий и брусникинцы совершили «Переворот», Business FM, [22-01-2015]
Культурная «Революция», Кира Владина, Ваш досуг, [19-01-2015]
Театр «Практика» представил спектакль-провокацию по Пригову, Телекомпания МИР, [19-01-2015]
Музыка революции, Рабкор, [18-01-2015]
Дмитрий Брусникин: “Наступает время, когда очень важно быть честным”, Interview, [15-01-2015]
От топота копыт, Камила Мамадназарбекова, Лехаим, [9-01-2015]
9 вопросов для Дмитрия Брусникина, Пресс-служба МХТ имени А. П. Чехова, [25-12-2014]
Материя в движении, Роман Должанский, КоммерсантЪ, [5-12-2014]
«Конармия» вперед летит. На сцене постановка, Вечерняя Москва, [3-12-2014]
Дмитрий Брусникин: «Театр – это очень серьёзно», Православие и мир, [26-11-2014]
От топота копыт, ПТЖ, [26-10-2014]
Visceral Show of Babel's'Red Cavalry' Hits Home, Джон Фридман, The Moscow Times, [22-10-2014]
Режиссер Максим Диденко поставил балет-ораторию «Конармия», Ольга Шакина, Ведомости, [3-10-2014]
Режиссер Дмитрий Брусникин о «брусникинцах»: Кто же это знает, как на самом деле правильно, Сноб, [29-09-2014]
Крест ставить рановато, Независимая газета, [6-06-2014]
Студенты школы-студии МХТ представили в Петербурге спектакль в жанре «документального театра», Топ СПБ ТВ, [12-02-2014]
Картины Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова ожили на театральной сцене, Канал «Культура», [4-02-2014]
Картины Ларионова и Гончаровой переведут на язык театра, Lenta.Ru, [26-09-2013]
«Бесы» в Школе-студии МХAТ. Курс Д. Брусникина, http://starkino.livejournal.com/, [17-06-2013]
Айова — Москва: театральный мост, Голос Америки, [15-03-2013]
Достоевский как тест на профпригодность, Канал «Культура», [26-02-2013]
Дмитрий Брусникин: «Когда играл Воланда, в зале сам по себе гас свет», Сегодня (Киев), [20-02-2013]
…ПОСИЛЬНЕЕ «АССЫ» СОЛОВЬЕВА, ПТЖ, [24-11-2012]
Студенты школы-студии МХАТ сыграли реальных людей с улицы, Метро, [8-10-2012]
Попытка диагноза, Александра Машукова, Ведомости, [5-10-2012]
Дмитрий Брусникин в эфире радиостанции ?Эхо Москвы? (17.07.2000)



© 2002—2020 Школа-студия МХАТpublic@mxat-school.ru