Logo
Title
Title



Главная :: Пресса :: Александр Калягин о работе с Никитой Михалковым
Меловая звезда Давида

«Шейлок» Роберта Стуруа — из тех спектаклей, о которых говорят. И начали говорить задолго до премьеры. Как не говорить: режиссура Роберта Стуруа, какие-то немыслимые декорации Георгия Алекси-Месхишвили, музыка Гии Канчели, Калягин в роли еврея Шейлока (до сих пор он, кажется, не играл столь национально детерминированные роли: если у его героев и была частица еврейской крови и даже если они были чуть-чуть прохиндеями, одно с другим никак не связывалось). Наконец, пьеса Шекспира — не самая «благонадежная». Можно сказать, сомнительная пьеса.

Говорят, что Стуруа поставил не трагедию, а комедию. Можно поверить, хотя это не так. В зале чувствуются напряжение, какое-то настороженное внимание к тому, что происходит на сцене, даже смешные реплики часто пролетают мимо. Публика пропускает их, видимо, затрудняясь своевременно переваривать многочисленных «жидов» и «проклятых жидов», которыми пестрит пьеса Шекспира (это Стуруа сохранил, поскольку это — к его мысли).

Оставим в стороне Шекспира. Такое право нам дано самим постановщиком: спектакль Роберта Стуруа называется так, как не называется ни одна из пьес Шекспира. «Венецианский купец» к тому же (если все-таки взять во внимание «первоисточник») в процессе репетиций был изрядно перемонтирован и изрезан. Концы склеены, местами грубо. В спектакле Стуруа — три линии, до поры до времени почти не пересекающиеся. Режиссер, если сравнить его с возницей, отпускает поводья, и истории-лошади вольно летят, каждая — как будто сама по себе. История богатой наследницы Порции (Алена Ивченко) и ее женихов, принца Марокканского и принца Арагонского (того и другого играет актер МХАТ имени Чехова Игорь Золотовицкий). История Шейлока, богатого купца, и Антонио, венецианского купца (Александр Филиппенко), который поручается за друга своего Бассанио (Алексей Завьялов). История Джессики, дочери Шейлока, которая влюблена в христианского юношу Лоренцо (Александр Жоголь). Какие-то пересечения, родственные, например, нисколько не мешают автономному и параллельному развитию трех этих линий. 

Не мешает и то, что все три истории разыгрываются в одном и том же пространстве современного банковского офиса — с белыми столами, компьютерами, стеллажами с папками, мониторами. На белом заднике — едва проклевывающийся, как на недопроявленной фотографии, знаменитый венецианский фасад. Сбоку — на прозрачных пластинах — детали того же дворца (пластины подрагивают — и подрагивают, точно отраженные в воде, фасады). За этим «белым» миром — черная стена, которую «невооруженным» глазом увидеть мудрено. Поверх стены — трубы отопления и иных систем жизнеобеспечения. Не зная, что все это — тоже декорация Алекси-Месхишвили, можно подумать, что трубы «относятся» к театру и «вылезли» случайно. Из-за правой кулисы выглядывают «золотые тельцы» — маленький поросенок, повыше и помясистее — тельцы. Рядом, справа и слева, много других деталей, покрупнее и помельче. Наверное, все они важны, но все их рассмотреть (хотя бы!) не успеваешь. У зрителя много иных забот. Поди пойми, чего ради кто-то из актеров кричит: «Занавес!», и занавес действительно закрывается, точно любой актер-исполнитель вправе вдруг прервать течение пьесы. Театральная шутка — замена антракта (спектакль обходится без него).

Стуруа сокращает текст не ради упрощения сюжета (как сценограф отказывался от типично венецианских интерьеров и экстерьеров не ради упрощения и удешевления конструкции). С одной стороны, он, конечно, выбирает все, что касается любимой мысли. С другой — насыщает это, ему родное, сопутствующими обстоятельствами. Всем прежним опытом мысли. Прежде Стуруа ставил о том, что только может случиться, если ненависть победит в отдельно взятом человеке, как в этом случае закрутится мир — может быть, совсем в другую сторону. В спектаклях Стуруа это звучало как страшное предвидение, и режиссер не боялся быть Кассандрой. Как не боялась быть Кассандрой сама Кассандра. Публика — в «Музыке для живых», например, — воспринимала это как театр, видя в предвосхищениях гиперболу или, если угодно, метафору, иначе говоря, фигуру театральной речи. Ныне, называя ненависть ненавистью, Стуруа больше математик, нежели художник, поскольку констатирует сухой остаток реальности, приводит в порядок наличность. В «Шейлоке» нет места доброй надежде. Тема ненависти здесь — тема торжествующей ненависти. И потому «Шейлок» куда трагичнее самого трагического «Гамлета». Ведь как ни крути, а в финале «Гамлета» конфликт разрешается, пусть и добытый многими жертвами. Вернее сказать: многочисленные жертвы расчищают дорогу. Конфликт «Шейлока» не завершается с концом спектакля. Шейлок в шутовском колпаке, закрывшем его глаза, посаженный задом наперед на спину одного из золоченых животных, — еще не конец. Крик Антонио: «Пусть примет христианство!» — повисает в воздухе и не становится жирной финальной точкой. Последняя реплика вообще как будто из другой оперы: скрученный в три погибели дож (Людмила Дмитриева) приглашает к себе отобедать. Сцена пустеет, потом снова выходит Антонио, снова является Шейлок. Как бы подтверждая наши мысли о вечной ненависти, мирные евреи поют издалека о чем-то вечном.

Конфликт «Шейлока» в принципе не связан с конкретной историей о том, как Шейлок просит венецианского купца Антонио оставить в залог фунт собственного мяса. И как этот самый фунт он потом будет требовать, и как ничего у него не получится из-за изящно выдуманного юридического казуса, будто бы мясо вырезать можно, но при этом нельзя пролить хотя бы каплю христианской крови. Ненависть, разделяющая хорошего Антонио и, может быть, не такого хорошего, во всяком случае — другого, на него не похожего, Шейлока, — не имеет начала и не знает конца. Национальные причины продекларированы, но уверенности в том, что они-то и есть истинные, нет. В спектакле Стуруа Шейлок «становится» евреем, если так можно сказать, на минуточку. Сорвали котелок — он покрыл голову кипой и талесом, затем снова надел котелок. Минутная «слабость» скоро проходит, и Шейлок скоро расстается с еврейским — «минутным» — обликом. Остаются память о пинках и унижении. И желание реванша. Такова трагедия. Спектакль — об этом.

Об этом — музыка Гии Канчели. То - трагическая, то - легкая, танцевальная, то - еврейская, то - «межконфессиональная», страшная своей первобытной ритуальной основательностью и мощью.

Говорят, что Шейлок в исполнении Александра Калягина не симпатичен. Это не так. Всякий уверенный в себе человек вызывает симпатию, когда эта уверенность имеет под собой основания. Шейлок обаятелен (при желании его обаяние можно разложить на обаяние власти, обаяние силы, денежной — в частности). Когда он впервые выходит, мониторы — машины! — мгновенно «подстраиваются» под его шаг: на экранах начинают проплывать курсы валют и основные индексы. Принимая в руки кейс, он машинально пробегает глазами туда-сюда: целы ли замки? Замки целы. Неловкость просителя — и он облит кофе. Когда обтирание чужими руками дальше уже невозможно, Шейлок, не задумываясь, хватает с оказавшейся под рукой головы кипу — первое, что попало под руку, и довытирает брюки. И тут же (снова — не удостаивая ни взглядом, ни благодарностью) откидывает использованную тряпочку в сторону «подателя сего».

Он «становится» евреем, когда его законная месть и право на нее вдруг наталкиваются на «неправедную» месть и ненависть, направленные против него самого. То есть в момент, когда трагедия вступает в свои права. То есть в момент истины. До того Шейлок как бы не чувствует своей национальной принадлежности, и только теперь приходит черед национальной самоидентификации. Он «принимает» вдруг еврейскую сутулость и еврейскую же худобу (что при калягинском телосложении трудно и вообразить, но это так). Слетают к черту маска невозмутимости и вальяжная стать. Посылаются к черту «рамки истории»: избитый Шейлок, с рваным зонтиком, которым он пытается укрыться не от непогоды, а от людей, — это генетическая память «наоборот», в Шейлоке-Калягине тут «оживает» позднее знание — о том, что еще только случится. (Недаром финальная свеча, которую передают «по всем каналам» — на всех мониторах, — напоминает бессчетные свечи в израильском музее Яд Вашем.)

Монолог его «поднимается» все выше и выше, добираясь до каких-то библейских высот эмоционального напряжения и - приближения к истине (если согласиться с тем, что библейское слово и есть истина). «Кого мы ненавидим, мы убить готовы». Вот — истина. Ненависть — вот истина земная.

Бунт униженного можно принять за миг торжества. В руке Шейлока уже блестит скальпель, на сцену выкатывают медицинский столик с соответствующими инструментами и каталку для «пациента». Но это, конечно, не торжество Шейлока, а нелепый бунт, даже мятеж (по известной переводной эпиграмме: «Мятеж не может кончиться удачей,/ В противном случае его зовут иначе»).

Александр Филиппенко играет уставшего от жизни, философствующего человека, меньше всего купца. Если искать ему родственные души у Шекспира, то Антонио Филиппенко больше похож на мудрого Просперо. Любовь к философии, как видно, и привела его к тому, что не следует брать проценты (в противном случае — чего бы и не брать, деловые люди берут проценты).

Зачем было приглашать Филиппенко — это не вопрос. Даже если бы он сыграл плохо (хотя такого представить нельзя, всегда найдется добрая сотня тех, кто будет от его игры в восторге), Филиппенко не был бы лишним: на него «ходят». Но здесь он играет на несколько голов выше прочих и равен Калягину. Едва ли случайно: Филиппенко — актер Стуруа, обратившего внимание на него задолго до нынешнего «Гамлета» в «Сатириконе». Но к чему было приглашать Алексея Завьялова из Театра имени Вахтангова? От недоверия к собственным артистам или от признания того, что труппы, настоящей, рабочей, так и нет? Окружение, за исключением Владимира Скворцова, Виктора Вержбицкого и Людмилы Дмитриевой, — не запоминающееся, несмотря на буйную режиссерскую фантазию. Вот лишнее доказательство, что режиссер — еще не все даже в режиссерском театре. Пока, во всяком случае. Это — еще один вывод из «Шейлока» в театре “Et Cetera”.


Независимая газета
Григорий Заславский, 27-04-2000


Александр Калягин о работе с Никитой Михалковым, Александр Калягин, Из книги "Александр Калягин", [2002]
Александр Калягин рассказывает о работе с Анатолием Эфросом, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о роли Ленина, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин об отношениях с Олегом Ефремовым. Переписка, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин об отношениях с режиссерами, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о фильме «Верой и правдой», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин — о женщинах и тетке Чарлея, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о фильме «Преждевременный человек» режиссере Абраме Рооме, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Роберт Стуруа об Александре Калягине, Роберт Стуруа, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о своем детстве, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о Чичикове, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о «Записках сумасшедшего», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин: об уходе из театра на Таганке, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб, [2002]
Папаша-кураж, Елена Ковальская, Афиша, № 2, [2002]
Даша Калмыкова — гостья из будущего, Ольга Романцова, Планета КРАСОТА, № 5—6, [2002]
День Лицедея, Экран и сцена, № 17—18, [2002]
Папаша-кураж, Елена Ковальская, Афиша, № 2,, [2002]
Под знаком Льва, Ирина Алпатова, Культура, [27-12-2001]
Всего понемногу, Алиса Никольская, Ваш досуг, [10-12-2001]
Дело было вечером, Культура, [6-12-2001]
За стеклом, Елена Ямпольская, Новые известия, 27 ноября 2001 года, [27-11-2001]
Спектакль по плану, Ирина Виноградова, Театральный смотритель, [24-11-2001]
Писательская история в Пушкинском театре, Григорий Заславский, Театральное дело, [2-11-2001]
«Чайка» навсегда, Марина Мурзина, АиФ Москва, [31-10-2001]
Чучело птицы?, Григорий Заславский, Российская газета, [31-10-2001]
«Чайка» двадцать лет спустя, Ирина Корнеева, Время МН, [30-10-2001]
Иногда они возвращаются, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, [26-10-2001]
В компании с толстяком, Итоги, [26-10-2001]
Роман Козак: «Настоящее искусство — всегда скандал», Алиса Никольская, Культура, [25-10-2001]
Чайку бы, Антон Красовский, Независимая газета, [25-10-2001]
«Чайка» опять полетела, Роман Должанский, Коммерсант, [25-10-2001]
Ай да цензор, ай да сукин-сан!, Ирина Алпатова, Культура, [24-10-2001]
Метаморфозы «вкрадчивого», Алена Карась, Русский журнал, [23-10-2001]
Метаморфозы «вкрадчивого», Алена Карась, Русский Журнал, [23-10-2001]
Весь мир — Художественный театр, Лариса Юсипова, Ведомости, [16-10-2001]
Роман Козак: «Я чувствую себя частью пятна, которое выводят», Марина Давыдова, Время новостей, [15-10-2001]
Академия клоунов, Алексей Филиппов, Известия, [15-10-2001]
Удалось, Ольга Романцова, Время новостей, [15-10-2001]
По ком каркает ворона, Роман Должанский, Коммерсант, [15-10-2001]
Олег Табаков: На трудности не жалуюсь. Демократию отменил, Алла Боссарт, Новая Газета, [15-10-2001]
К бараньим рогам отношусь иронично, Роман Должанский, Коммерсант, [13-10-2001]
Погиб поэт, невольник чести, Валентина Львова, Комсомольская правда, [3-10-2001]
Да-да, нет-нет Оли Мухиной, Константин Александров, dell’APT, [1-10-2001]
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, [1-10-2001]
Москва слезам не верит, Юрий Алесин, www.MoscowOut.ru, [1-10-2001]
Роман Козак приглашает в театр Пушкина, Ирина Корнеева, Время МН, [27-09-2001]
А у нас в квартире газ, Марина Давыдова, Время Новостей, [25-09-2001]
Куда летим, командир?, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, [21-09-2001]
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, [14-09-2001]
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, [11-09-2001]
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, [11-09-2001]
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, [11-09-2001]
Это что-то декадентское, Марина Давыдова, Время новостей, [3-09-2001]
Роман Козак: « Меня останавливало ефремовское отчаяние», Алексей Филиппов, Известия, [15-08-2001]
Подарок к съезду, Анатолий Смелянский, Известия, [14-08-2001]
Театр или праздник, Роберт Стуруа, Газета Выборча (Газета Морска), [10-08-2001]
ВЗБИТЫЕ СЛИВКИ И СЫРОЙ МЯКИШ, Дзенник Балтыцки (Рейсы), [10-08-2001]
ТЕАТР, или ПРАЗДНИК, Газета Выборча (Газета Морска), [10-08-2001]
Шейлок среди папок “Korona”, Ян Боньча-Шабловский, Жечпосполита, [9-08-2001]
Сердце Шейлока, Беата Чеховска-Деркач, Глос Выбжежа, [9-08-2001]
Новорусский купец, Кшиштов Гурский, Газета Выборча (Газета Морска), [9-08-2001]
Шейлок, или исторические медитации, Наталья Лигажевска, Шекспировская газета, [9-08-2001]
V Шекспировский фестиваль. Купец из Москвы, Газета Выборча, [9-08-2001]
ШЕЙЛОК СРЕДИ ПАПОК “KORONA”, Жечпосполита, [9-08-2001]
СЕРДЦЕ ШЕЙЛОКА, Глос Выбжежа, [9-08-2001]
НОВОРУССКИЙ КУПЕЦ, Газета Выборча (Газета Морска), [9-08-2001]
ШЕЙЛОК, или ИСТОРИЧЕСКИЕ МЕДИТАЦИИ, Шекспировская газета, печатный орган V Шекспировского фестиваля, № 3, [9-08-2001]
Искусство разговора, [7-08-2001]
Рекомендую Венецианского купца, [7-08-2001]
Отчего вы всегда ходите в черном?, Анатолий Смелянский, Московские новости, [21-05-2001]
Владимир Скворцов: Сложнее всего не быть Гамлетом, Наталья Янковская, Новая газета, [19-03-2001]
Американская драма с прибалтийским акцентом, Ирина Корнеева, Время МН, [15-03-2001]
На всякого мудреца? или «Табакерка» в Жуковском, Ирина Маслова, Жуковские Вести, [7-02-2001]
Alexander Bakshi and His Mythological Theatre of Sound, Джон Фридман, TheatreForum, [2001]
Человек в меняющемся мире. Заметки на темы театра XX века., Борис Зингерман, Из книги: Западное искусство. XX век. СПб, 2001., [2001]
Слон в посудной лавке — это грустно или смешно?, Ольга Лаврова, Ваш досуг, № 49, [2001]
АНТИСКАЗКА, Шекспировская газета, [2001]
ЕВРЕЙ И ХРИСТИАНИН, Шекспировская газета, [2001]
Месть Шейлока, Шекспировская газета, [2001]
«Слон в посудной лавке — это грустно или смешно?», Ваш досуг, № 49, [2001]
On-Line конференция на Известия. ру, [2001]
Пока я живу, я надеюсь на большее, Доктор Чехов, № 5—6,, [2001]
Забуду ли то время золотое, Театральная жизнь № 1, [2001]
Триллер эпохи Просвещения, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [27-12-2000]
Люди и манекены, Елена Ямпольская, Новые Известия, [26-12-2000]
Триллер имени Гофмана, Алексей Филиппов, Известия, [25-12-2000]
Выживать стыдно. Надо жить, Наталия Каминская, Культура, [14-12-2000]
«ПОСЛЕДНИЕ» — ОПИСАНИЕ АГОНИИ ЕЛЬЦИНСКОЙ РОССИИ, Андрес Лаасик, Ээсти пяевалехт, [26-10-2000]
Львы зимой, Наталия Каминская, Культура, [21-09-2000]
Не теряя осанки, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [15-09-2000]
Один день из жизни «Табакерки», Елена Ямпольская, Новые Известия, [14-09-2000]
Мелисса и Эндрю, Алексей Филиппов, Известия, [14-09-2000]
«ГАЛАНТНЫЙ КАРНАВАЛ» ШЕСТИДЕСЯТЫХ, Алексей Бартошевич, Независимая газета, [24-08-2000]
Шерше ля Мефистофель-фам, Марина Давыдова, Время новостей, [7-08-2000]
Это штука посильнее…, Ирина Родионова, Сегодня, [7-08-2000]
О Шейлоке и Дон Кихоте, Инна Соловьева (Базилевская), Экран и сцена № 30—31, [08-2000]
Почему мы ненавидим друг друга?, Роберт Стуруа, Время МН, [21-05-2000]
Роберт Стуруа: Почему мы ненавидим друг друга?, Марина Багдасарян, Время МН, [21-05-2000]
Шейлок в виртуальном мире, Наталия Балашова, Московская правда, [19-05-2000]
Шейлок в виртуальном мире, Наталия Балашова, Московская правда, [19-05-2000]
Новая чертовщина на Патриарших, Елена Ямпольская, Новые известия, [18-05-2000]
И Шейлок чувствовать умеет, Нина Агишева, Московские новости, [2-05-2000]
Он чувствовал себя с ними слабым и растерянным, или Семь женщин в красном, Алла Шевелева, Diplomat, [05-2000]
Бессонница на скотном дворе, Глеб Ситковский, «Вечерний клуб», [29-04-2000]
…Нет правды на земле. Но правды нет и выше, Наталия Каминская, «Культура», [27-04-2000]
Они — венецианцы, Мария Седых, Общая газета, [27-04-2000]
Меловая звезда Давида, Григорий Заславский, Независимая газета, [27-04-2000]
Они — венецианцы, Общая газета, [27-04-2000]
Дамир Исмагилов: Еще десяток спектаклей — и я пойму, что такое Большой театр, Большой театр, [27-04-2000]
У кого чего болит, тот о том не говорит, Время MН, [26-04-2000]
Пьеса о невозвращенном кредите, Роман Должанский, Коммерсант, [25-04-2000]
Толкование сновидений, Олег Зинцов, Ведомости, [25-04-2000]
Это не сон, Сегодня, [25-04-2000]
Меловая звезда Давида, Григорий Заславский, Независимая газета, [24-04-2000]
Пьеса о невозвращенном кредите, Роман Должанский, Коммерсантъ, [24-04-2000]
Компактное проживание от Луки, Наталия Каминская, Культура, [13-04-2000]
Век по лавкам да по нарам, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, [8-04-2000]
Библейская легенда о прекрасной Юдифи и ассирийском полководце Олоферне уже которое столетие потрясает воображение людей?, Ваш досуг, [6-04-2000]
Болеро на дне, Роман Должанский, Коммерсант, [5-04-2000]
Пельмени важнее идей, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [5-04-2000]
Повесть о гордых человеках, Елена Ямпольская, Новые Известия, [5-04-2000]
Без надежды, с любовью, Алексей Филиппов, Известия, [5-04-2000]
Мужской хор «На дне», Марина Райкина, Московский комсомолец, [4-04-2000]
Узнай самого себя, Марина Давыдова, Время новостей, [4-04-2000]
РУССКИЕ МАЛЬЧИКИ, Татьяна Тихоновец, Пермские новости, [3-03-2000]
Что за комиссия, создатель?, Евгения Тропп, Петербургский театральный журнал № 20, [03-2000]
Игра в театр, Алена Злобина, Эксперт, [21-02-2000]
Тот самый чай, Ольга Егошина, Литературная газета, [16-02-2000]
«?И МУЖЕСТВО РАЗРУШАТЬ СТЕРИОТИПЫ», Вера Звездова, Нижегородские новости, [11-02-2000]
Женщины на грани красного цвета, Светлана Хохрякова, Культура, [3-02-2000]
Российская риторика, Марина Гаевская, Современная драматургия, № 2, [02-2000]
Чужие, Елена Губайдуллина, Театральный курьер, [02-2000]
Не все Островскому бытописание, Майа Одина, Сегодня, [28-01-2000]
Горький в цветах, Ирина Глущенко, Независимая газета, [27-01-2000]
Qui pro quo, Екатерина Васенина, Новая газета, [20-01-2000]
Не будьте как дети, Марина Давыдова, Время новостей, [18-01-2000]
Немного Горького в любовной мелодраме, Нина Агишева, Московские новости, [18-01-2000]
Зачем Париж, если рядом нет Мужчины?, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [18-01-2000]
Красавицы и чудовища, Елена Ковальская, Афиша, [17-01-2000]
Эти разные, разные «Варвары», Екатерина Сухотина, Народная газета, [14-01-2000]
Кто первым сказал «мяу», Алиса Никольская, Культура, [13-01-2000]
Варвары и варварши, Мария Седых, Общая газета, [13-01-2000]
Горький в стиле Чехова, Майа Одина, Сегодня, [11-01-2000]
«Варвары» в бывшем кинотеатре «Киев», Олег Зинцов, Ведомости, [10-01-2000]
В тюрьме и без героя, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, [6-01-2000]
Падение авиаторов, Павел Руднев, [01-2000]
Пять пудов любви, Марина Мурзина, Аргументы и факты, № 1-2, [01-2000]
Доктор Фауст, Л. Римский, Радость, [2000]
Все начиналось здесь…, Александр Калягин, Театральная жизнь, № 6, [2000]
Не все скоту масленица, Елена Ямпольская, Новые Известия, [30-12-1999]
Старые «Варвары» и новое варварство, Алексей Филиппов, Известия, [29-12-1999]
Новый романтик Санчо Панса, Илья Огнев, Общая газета, [28-10-1999]
Новый романтик Санчо Панса, Общая газета, [28-10-1999]
Дон Идиот, Арсений Суховеров, Неделя, [14-10-1999]
Последнее искушение Дон Кихота, Павел Руднев, Независимая газета, [14-10-1999]
Дон Идиот, Неделя, [14-10-1999]
Последнее искушение Дон Кихота, Павел Руднев, Независимая газета, [14-10-1999]
Александр Калягин дорос до Дон Кихота, Роман Должанский, Коммерсант, [8-10-1999]
Путешествие из реальности в миф, Марина Давыдова, Время MН, [8-10-1999]
Александр Калягин дорос до Дон Кихота, Роман Должанский, Коммерсантъ, [8-10-1999]
Путешествие из реальности в миф, Марина Давыдова, Время MН, [8-10-1999]
История о Юдифи и Олоферне, Борис Поюровский, Вечерняя Москва, [2-03-1999]
Жертвоприношение драматурга, Наталья Громова, Литературная газета, [17-02-1999]
Князь Мышкин и его женщины, Алексей Филиппов, Известия, [3-02-1999]
Зачем Пушкину красный фрак?, С. Новикова, Театральный курьер, [02-1999]
Гильотина для Гермеса., Жанна Филатова, Театральный дневник, [01-1999]
Наша акция протеста, Театральная жизнь, № 2, [1999]
Диагноз: Дон Кихот, Аргументы и факты, № 42, [1999]
Беда от нежного сердца, Ольга Смирнова, Культура, [31-12-1998]
Признания авантюриста, Ирина Смирнова, DIPLOMAT, [12-1998]
Мефистофель красоты, Сергей Веселовский, Знамя, [11-1998]
Злоумышленник в костюме от Кардена, Галина Пырьева, Народная газета, [31-10-1998]
Между ангелом и бесом, Ирина Алпатова, Культура, [8-10-1998]
Оголенность тела отвлекает, Виталий Вульф, Век, [2-10-1998]
Эти манящие огни рампы, Сергей Веселовский, Альянс, [10-1998]
Феликс Круль на Гоголевском бульваре, Иван Федоров, Независимая газета, [26-09-1998]
Артисты отправлены в нокаут, Культура, [17-09-1998]
С красоты начинается ужас?, Николай Головкин, Подмосковные Известия, [09-1998]
И ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ?, М. Кузнецова, Нижегородские новости, [23-06-1998]
Соперники, Татьяна Шах-Азизова, Экран и сцена, [1-06-1998]
Натиск этих милых рук, Лариса Давтян, НОВОЕ ВРЕМЯ, [26-04-1998]
НЕГАТИВЫ СОХРАНЯЮТСЯ?, Григорий Заславский, Независимая газета, [28-02-1998]
Сыграть роль Ленина проще, чем председателя СТД, Алексей Филиппов, Известия, [23-02-1998]
Мудрецы нового времени, Нина Агишева, Московские новости, [29-01-1998]
Премьеры у Табакова, Роман Должанский, Коммерсант, [28-01-1998]
ДВЕ ПРЕМЬЕРКИ В «ТАБАКЕРКЕ», Александр Соколянский, Неделя, [25-01-1998]
Но умный человек не может быть не плутом, Ирина Алпатова, Культура, [22-01-1998]
Торговля умом на бойком месте, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [13-01-1998]
Табаков против Лицемерия, Елена Ямпольская, Новые Известия, [6-01-1998]
Олег Табаков играет «Турецкий марш», Валентина Львова, Комсомольская правда, [5-01-1998]
Признания авантюриста, Елена Курбанова, Московская Правда, [1998]
НЕПОСЛУШНЫЙ МАЛЬЧИК-ПАЙ, Ольга Егошина, Независимая газета, [1998]
Важно не потерять ритма, Молодость Сибири, апрель, [1998]
Профессия для ленивых, Экран и сцена, № 12 —, [1998]
МОЛОДЫМ ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО «ПЕПСИ»?, Марина Райкина, Московский комсомолец, [30-12-1997]
Теорема Табакова, Виктория Никифорова, Русский телеграф, [27-12-1997]
Это не ремесло, Наталья Крымова, Дом Актера, [12-1997]
Играем Шекспира, Валентина Горшкова, Московская правда, [18-11-1997]
Играем Шекспира, Московская правда, [18-11-1997]



© 2002—2020 Школа-студия МХАТpublic@mxat-school.ru