Logo
Title
Title



Главная :: Пресса :: Александр Калягин о работе с Никитой Михалковым
Александр Калягин о своем детстве

«Ну, что же, давай назовем его так: Александр — хорошее имя, славное и имеющее героическое прошлое. Сокращенно — Алик. Тоже прекрасно! Итак, решено — Александр Александрович Калягин!» — писал отец, который умер от кровоизлияния в мозг через месяц после моего рождения. Он был директором московского областного педагогического института и деканом исторического факультета, мама преподавала в том же институте французский язык. Маме было сорок лет, когда она меня родила. Шла война, родителям надо было ехать в эвакуацию в Кировскую область, а тут беременность. Они к врачу: «Как быть?» — «Рожать». Поднимала мама меня одна. Единственного сына, позднего ребенка любила со страстью мамы и одновременно как бы бабушки, любила невероятно, самоотверженно, патологически.
В семь лет мне захотелось иметь свой домашний театр. Мама привела столяра, который по моим (!) указаниям сделал настоящий маленький театрик с кулисами, порталом, сценой. У меня было несколько кулис разного цвета, я мог их сам развешивать. Приглашал на представления детей из нашей одиннадцатикомнатной коммунальной квартиры на улице Кирова. Раздвигал занавес. Мамино ожерелье исполняло роль змеи, бумажные человечки — героев. По ходу спектакля я рассказывал своим зрителям, что происходит на сцене. Сейчас, когда захожу в зал “Et cetera”, возникает ощущение чего-то однажды пережитого. Еще раз играю в театральную коробочку? Надо было прожить жизнь, чтобы снова вернуться в свое детство…
Детство — колодец, из него можно черпать и черпать чувства, которых хватит на тысячу ролей! У меня мурашки бегут по коже, когда я вспоминаю ощущения одиночества и тоски, пережитые в детстве… Чувство одиночества, например, для меня подсознательно сохранилось так: мама привела меня в детский сад и уходит, спускаясь вниз по лестнице, и я, чуть не плача, смотрю ей вслед, а нянечка в белом халате уже тянет-тянет меня за руку, прочь…
Я купался в своем мирке фантазий, одиночество вырастало и ветвилось во мне, и не было больно, была сладость возможности убегать туда, где никому, кроме меня, не было места, где меня не могли обидеть, сделать больно, наказать. Сладостное одиночество сделало меня мужественным и независимым. Мама много работала, рано уходила, поздно возвращалась. Я был практически предоставлен сам себе. Она возвращалась: «Занимался?» — «Занимался». Врал. Три года проучился на скрипке, а потом ее раздавил. Так она был мне ненавистна, что я взял и сел на нее, просто сел. А она была в мягком футляре… Струна как-то жалобно взвизгнула, а потом я забросил скрипку под шифоньер. Сейчас, когда я сам стал отцом и дедом, я лучше понимаю всю силу материнской любви, позволявшей прощать и выносить все мои выходки, мой нестерпимый, тяжелейший характер.
До сих пор меня преследует воспоминание: я, семилетний, стою у раскрытой форточки, расстегнув воротник, и жадно глотаю морозный воздух (за окном минус 20); мама просит отойти от окна, закрыть форточку. А ей в ответ крик: «Лучше умереть, чем жить тут с тобой!» Я помню и вкус этого воздуха из форточки, и лицо мамы, и откуда-то из живота поднимающуюся злую волну. Сейчас я никак не могу поверить, что это чудовище у форточки — я.
Когда я учился в пятом классе, слили женские и мужские школы, образовали смешанные классы, пришли новые учителя. Поддерживалась почти военная дисциплина, директриса была жесткая, как мне казалось, достаточно стервозная. И я просто ушел в свою скорлупу, из которой меня было не вытащить никакими способами. Стал получать двойки, подряд. Причем если на втором уроке я получал «два» и мне казалось, что весь класс на меня смотрит плохо, некоторые жалеют, а остальные злорадствуют, то я вставал и уходил. Возможно, все это — мое воображение. И одноклассникам было вовсе не до моих двоек и проблем. Но я физически не мог выносить жалостливые или презрительные взгляды. Я уходил, прогуливал уроки, оставляя в парте портфель. Шлялся по городу, делал абсолютно все, что хотел. А мама после работы, после своего института, шла в школу часам к восьми вечера, нянечка отдавала ей мою сумку, и она несла ее домой, чтобы я мог сделать уроки…
Эта привычка вставать и уходить, когда что-то не по мне, осталась надолго. До сих пор не выношу жалостливые взгляды. Но сейчас шкура уже задубела. А по молодости, когда еще не было ни чувства юмора ни выдержки, ни цинизма, за который можно спрятаться, я просто отрезал себя от неприятной ситуации. Разворачивался и уходил, как и положено избалованному ребенку.
Мамина патологическая любовь была таким защитньм коконом, который оберегал от всего и всех, но и сковывал. Обожая своего единственного ребенка, мама старалась уберечь меня от всего, что может ранить, усложнить жизнь. Сама ночами слушала Би-би-си на английском, но со мной никогда не обсуждала никаких политических вопросов. В ее дружной интеллигентной семье, непременно отмечавшей вместе все праздники, было твердо условлено: существуют темы, которые при детях не обсуждаются. Во время семейных посиделок, которые чаще всего проходили в гостиной огромной квартиры тети Фиры, взрослые, затрагивая какой-нибудь «политический вопрос», переходили на английский, немецкий или идиш, которыми все свободно владели. А я, осоловелый, даже не пытался понять, о чем идет разговор. С диссидентской литературой столкнулся гораздо позднее, когда начал репетировать «Так победим!».
В семье была своя беда: старший мамин брат Илюша был репрессирован. И для нее это был тяжелый удар и знак опасности. Боялась она, естественно, не за себя, а за единственного сыночка, пытаясь уберечь его от всего, в том числе и от моих полуеврейских корней. Я хорошо помню, как десятилетним играл во дворе в ножички с мальчиком, который был немногим меня старше. Мне везло, я выигрывал, и вдруг он сказал мне: «Жид!» А я не знал, что это такое. Только понимал, что это какое-то оскорбление, что-то вроде «фашиста». Я кинулся на него с кулаками. Он был сильнее и больше, но от слепой ярости я шел напролом. И тогда вмешалась его няня: огромная, толстая, голосистая тетка, которая тут же вызвала милиционера. Моей маме пришлось заплатить огромный штраф: что-то около ста рублей. И я был смертельно оскорблен, что маме же пришлось платить, хотя прав в это драке был я. Дома она объяснила мне, что такое «жид» и что это значит: быть евреем. И это был один из тех поворотных моментов жизни, которые формируют характер человека. Когда мне исполнилось шестнадцать, я решил взять фамилию мамы и в графе национальность поставить «еврей». Мама долго умоляла меня этого не делать. Я уступил. 
Меня дразнили «маменькиным сынком», я был ясноглазый, пухлый, домашний мальчик. В маминой семье все были уверены, что Юля окончательно «испортила Алика». И очень долго впоследствии мои родные дяди и тети удивлялись: как это из Алика что-то получилось? Он же был абсолютно невозможным. Лентяй, врун, нахал, игравший в свой детский театр, пропадавший в драмкружке Дворца пионеров. В этой профессорской семье никогда не было актеров, и поэтому мое увлечение «актерством» всерьез не воспринималось. Это казалось скорее этаким развлечением. И в чем-то они были правы.
По природе я ведь не актер-игрун. Я и в жизни стараюсь играть, придумывать ситуации. Жизнь — удивительный партнер: она расставляет подножки. Ты увертываешься или падаешь. И тут выясняется, есть в человеке артистизм или нет. Умеет он споткнуться так, чтобы достойно встать и поправить котелок. Или уж так шмякнуться, чтобы другие захохотали. Мне с детства говорили, что есть определенные актерские способности, многое мне давалось легко: такое замечательное дуракаваляние, лицедейство, пародирование своих друзей и разных знаменитостей.
Моими кумирами были Чаплин и Аркадий Райкин. Впервые увидел выступление Райкина по телевизору лет в семь, в пионерлагере: всех спать отправили, а я как-то вовремя под стол забрался — на него потом сели пионервожатая и воспитатель, — так я и смотрел: экран, а перед ним четыре болтающиеся ноги… Примерно тогда же увидел и Чаплина в кино. То, что два эти актера схожи, — это понятно. И произвели они на меня впечатление невыразимое, непременно хотелось им подражать. Думаю, ничего предосудительного в этом желании нет. Например, Игорь Ильинский в книге «Сам о себе» пишет, что не плохо, а даже хорошо, когда молодой актер избирает себе кумира и старается подражать ему, если, конечно, это достойный пример для подражания. 
Мне повезло, я считаю, что я нашел себе именно такие образцы. И если бы на моем пути оказались другие актеры, то, вероятно, я не в пример дольше бы искал подходящий образец для подражания, того актера, который мне созвучен. Мне повезло сразу и вовремя: ведь в тринадцать лет люди, как правило, уже определяются. Чарли Чаплину написать я не мог по понятным причинам, а Райкину письмо отправил. Обычное ребяческое письмо: рассказал о себе, о том, что увлекаюсь театром, спрашивал, как стать актером… Уверен — он сотни таких посланий получал. Но мое почему-то выделил и прислал ответ на двух страницах. Такое доверительное, не менторское, без прописных истин — прямо-таки отцовское письмо: адресованное именно мне, касающееся лично меня со всеми моими проблемами… Я задал Аркадию Исаковичу детский вопрос: как вы достигли такого таланта? И он мне ответил — до сих пор храню это письмо как охранную грамоту. «Саша, — писал он незнакомому мальчишке, — талант не достигается. Это то, что дано или не дано природой. Но я верю в жизни только в одно: в труд». Я отнесся к этому утверждению так, как мы вообще относимся к постулатам (библейским, скажем): уважаем, но не придерживаемся. Это потом я научился заставлять себя, научился работать. В школе этого не умел совершенно.

Из книги «Александр Калягин»
Александр Калягин, 2002


Александр Калягин о работе с Никитой Михалковым, Александр Калягин, Из книги "Александр Калягин", [2002]
Александр Калягин рассказывает о работе с Анатолием Эфросом, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о роли Ленина, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин об отношениях с Олегом Ефремовым. Переписка, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин об отношениях с режиссерами, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о фильме «Верой и правдой», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин — о женщинах и тетке Чарлея, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о фильме «Преждевременный человек» режиссере Абраме Рооме, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Роберт Стуруа об Александре Калягине, Роберт Стуруа, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о своем детстве, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о Чичикове, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о «Записках сумасшедшего», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин: об уходе из театра на Таганке, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб, [2002]
Папаша-кураж, Елена Ковальская, Афиша, № 2, [2002]
Даша Калмыкова — гостья из будущего, Ольга Романцова, Планета КРАСОТА, № 5—6, [2002]
День Лицедея, Экран и сцена, № 17—18, [2002]
Папаша-кураж, Елена Ковальская, Афиша, № 2,, [2002]
Под знаком Льва, Ирина Алпатова, Культура, [27-12-2001]
Всего понемногу, Алиса Никольская, Ваш досуг, [10-12-2001]
Дело было вечером, Культура, [6-12-2001]
За стеклом, Елена Ямпольская, Новые известия, 27 ноября 2001 года, [27-11-2001]
Спектакль по плану, Ирина Виноградова, Театральный смотритель, [24-11-2001]
Писательская история в Пушкинском театре, Григорий Заславский, Театральное дело, [2-11-2001]
«Чайка» навсегда, Марина Мурзина, АиФ Москва, [31-10-2001]
Чучело птицы?, Григорий Заславский, Российская газета, [31-10-2001]
«Чайка» двадцать лет спустя, Ирина Корнеева, Время МН, [30-10-2001]
Иногда они возвращаются, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, [26-10-2001]
В компании с толстяком, Итоги, [26-10-2001]
Роман Козак: «Настоящее искусство — всегда скандал», Алиса Никольская, Культура, [25-10-2001]
Чайку бы, Антон Красовский, Независимая газета, [25-10-2001]
«Чайка» опять полетела, Роман Должанский, Коммерсант, [25-10-2001]
Ай да цензор, ай да сукин-сан!, Ирина Алпатова, Культура, [24-10-2001]
Метаморфозы «вкрадчивого», Алена Карась, Русский журнал, [23-10-2001]
Метаморфозы «вкрадчивого», Алена Карась, Русский Журнал, [23-10-2001]
Весь мир — Художественный театр, Лариса Юсипова, Ведомости, [16-10-2001]
Роман Козак: «Я чувствую себя частью пятна, которое выводят», Марина Давыдова, Время новостей, [15-10-2001]
Академия клоунов, Алексей Филиппов, Известия, [15-10-2001]
Удалось, Ольга Романцова, Время новостей, [15-10-2001]
По ком каркает ворона, Роман Должанский, Коммерсант, [15-10-2001]
Олег Табаков: На трудности не жалуюсь. Демократию отменил, Алла Боссарт, Новая Газета, [15-10-2001]
К бараньим рогам отношусь иронично, Роман Должанский, Коммерсант, [13-10-2001]
Погиб поэт, невольник чести, Валентина Львова, Комсомольская правда, [3-10-2001]
Да-да, нет-нет Оли Мухиной, Константин Александров, dell’APT, [1-10-2001]
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, [1-10-2001]
Москва слезам не верит, Юрий Алесин, www.MoscowOut.ru, [1-10-2001]
Роман Козак приглашает в театр Пушкина, Ирина Корнеева, Время МН, [27-09-2001]
А у нас в квартире газ, Марина Давыдова, Время Новостей, [25-09-2001]
Куда летим, командир?, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, [21-09-2001]
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, [14-09-2001]
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, [11-09-2001]
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, [11-09-2001]
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, [11-09-2001]
Это что-то декадентское, Марина Давыдова, Время новостей, [3-09-2001]
Роман Козак: « Меня останавливало ефремовское отчаяние», Алексей Филиппов, Известия, [15-08-2001]
Подарок к съезду, Анатолий Смелянский, Известия, [14-08-2001]
Театр или праздник, Роберт Стуруа, Газета Выборча (Газета Морска), [10-08-2001]
ВЗБИТЫЕ СЛИВКИ И СЫРОЙ МЯКИШ, Дзенник Балтыцки (Рейсы), [10-08-2001]
ТЕАТР, или ПРАЗДНИК, Газета Выборча (Газета Морска), [10-08-2001]
Шейлок среди папок “Korona”, Ян Боньча-Шабловский, Жечпосполита, [9-08-2001]
Сердце Шейлока, Беата Чеховска-Деркач, Глос Выбжежа, [9-08-2001]
Новорусский купец, Кшиштов Гурский, Газета Выборча (Газета Морска), [9-08-2001]
Шейлок, или исторические медитации, Наталья Лигажевска, Шекспировская газета, [9-08-2001]
V Шекспировский фестиваль. Купец из Москвы, Газета Выборча, [9-08-2001]
ШЕЙЛОК СРЕДИ ПАПОК “KORONA”, Жечпосполита, [9-08-2001]
СЕРДЦЕ ШЕЙЛОКА, Глос Выбжежа, [9-08-2001]
НОВОРУССКИЙ КУПЕЦ, Газета Выборча (Газета Морска), [9-08-2001]
ШЕЙЛОК, или ИСТОРИЧЕСКИЕ МЕДИТАЦИИ, Шекспировская газета, печатный орган V Шекспировского фестиваля, № 3, [9-08-2001]
Искусство разговора, [7-08-2001]
Рекомендую Венецианского купца, [7-08-2001]
Отчего вы всегда ходите в черном?, Анатолий Смелянский, Московские новости, [21-05-2001]
Владимир Скворцов: Сложнее всего не быть Гамлетом, Наталья Янковская, Новая газета, [19-03-2001]
Американская драма с прибалтийским акцентом, Ирина Корнеева, Время МН, [15-03-2001]
На всякого мудреца? или «Табакерка» в Жуковском, Ирина Маслова, Жуковские Вести, [7-02-2001]
Alexander Bakshi and His Mythological Theatre of Sound, Джон Фридман, TheatreForum, [2001]
Человек в меняющемся мире. Заметки на темы театра XX века., Борис Зингерман, Из книги: Западное искусство. XX век. СПб, 2001., [2001]
Слон в посудной лавке — это грустно или смешно?, Ольга Лаврова, Ваш досуг, № 49, [2001]
АНТИСКАЗКА, Шекспировская газета, [2001]
ЕВРЕЙ И ХРИСТИАНИН, Шекспировская газета, [2001]
Месть Шейлока, Шекспировская газета, [2001]
«Слон в посудной лавке — это грустно или смешно?», Ваш досуг, № 49, [2001]
On-Line конференция на Известия. ру, [2001]
Пока я живу, я надеюсь на большее, Доктор Чехов, № 5—6,, [2001]
Забуду ли то время золотое, Театральная жизнь № 1, [2001]
Триллер эпохи Просвещения, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [27-12-2000]
Люди и манекены, Елена Ямпольская, Новые Известия, [26-12-2000]
Триллер имени Гофмана, Алексей Филиппов, Известия, [25-12-2000]
Выживать стыдно. Надо жить, Наталия Каминская, Культура, [14-12-2000]
«ПОСЛЕДНИЕ» — ОПИСАНИЕ АГОНИИ ЕЛЬЦИНСКОЙ РОССИИ, Андрес Лаасик, Ээсти пяевалехт, [26-10-2000]
Львы зимой, Наталия Каминская, Культура, [21-09-2000]
Не теряя осанки, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [15-09-2000]
Один день из жизни «Табакерки», Елена Ямпольская, Новые Известия, [14-09-2000]
Мелисса и Эндрю, Алексей Филиппов, Известия, [14-09-2000]
«ГАЛАНТНЫЙ КАРНАВАЛ» ШЕСТИДЕСЯТЫХ, Алексей Бартошевич, Независимая газета, [24-08-2000]
Шерше ля Мефистофель-фам, Марина Давыдова, Время новостей, [7-08-2000]
Это штука посильнее…, Ирина Родионова, Сегодня, [7-08-2000]
О Шейлоке и Дон Кихоте, Инна Соловьева (Базилевская), Экран и сцена № 30—31, [08-2000]
Почему мы ненавидим друг друга?, Роберт Стуруа, Время МН, [21-05-2000]
Роберт Стуруа: Почему мы ненавидим друг друга?, Марина Багдасарян, Время МН, [21-05-2000]
Шейлок в виртуальном мире, Наталия Балашова, Московская правда, [19-05-2000]
Шейлок в виртуальном мире, Наталия Балашова, Московская правда, [19-05-2000]
Новая чертовщина на Патриарших, Елена Ямпольская, Новые известия, [18-05-2000]
И Шейлок чувствовать умеет, Нина Агишева, Московские новости, [2-05-2000]
Он чувствовал себя с ними слабым и растерянным, или Семь женщин в красном, Алла Шевелева, Diplomat, [05-2000]
Бессонница на скотном дворе, Глеб Ситковский, «Вечерний клуб», [29-04-2000]
…Нет правды на земле. Но правды нет и выше, Наталия Каминская, «Культура», [27-04-2000]
Они — венецианцы, Мария Седых, Общая газета, [27-04-2000]
Меловая звезда Давида, Григорий Заславский, Независимая газета, [27-04-2000]
Они — венецианцы, Общая газета, [27-04-2000]
Дамир Исмагилов: Еще десяток спектаклей — и я пойму, что такое Большой театр, Большой театр, [27-04-2000]
У кого чего болит, тот о том не говорит, Время MН, [26-04-2000]
Пьеса о невозвращенном кредите, Роман Должанский, Коммерсант, [25-04-2000]
Толкование сновидений, Олег Зинцов, Ведомости, [25-04-2000]
Это не сон, Сегодня, [25-04-2000]
Меловая звезда Давида, Григорий Заславский, Независимая газета, [24-04-2000]
Пьеса о невозвращенном кредите, Роман Должанский, Коммерсантъ, [24-04-2000]
Компактное проживание от Луки, Наталия Каминская, Культура, [13-04-2000]
Век по лавкам да по нарам, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, [8-04-2000]
Библейская легенда о прекрасной Юдифи и ассирийском полководце Олоферне уже которое столетие потрясает воображение людей?, Ваш досуг, [6-04-2000]
Болеро на дне, Роман Должанский, Коммерсант, [5-04-2000]
Пельмени важнее идей, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [5-04-2000]
Повесть о гордых человеках, Елена Ямпольская, Новые Известия, [5-04-2000]
Без надежды, с любовью, Алексей Филиппов, Известия, [5-04-2000]
Мужской хор «На дне», Марина Райкина, Московский комсомолец, [4-04-2000]
Узнай самого себя, Марина Давыдова, Время новостей, [4-04-2000]
РУССКИЕ МАЛЬЧИКИ, Татьяна Тихоновец, Пермские новости, [3-03-2000]
Что за комиссия, создатель?, Евгения Тропп, Петербургский театральный журнал № 20, [03-2000]
Игра в театр, Алена Злобина, Эксперт, [21-02-2000]
Тот самый чай, Ольга Егошина, Литературная газета, [16-02-2000]
«?И МУЖЕСТВО РАЗРУШАТЬ СТЕРИОТИПЫ», Вера Звездова, Нижегородские новости, [11-02-2000]
Женщины на грани красного цвета, Светлана Хохрякова, Культура, [3-02-2000]
Российская риторика, Марина Гаевская, Современная драматургия, № 2, [02-2000]
Чужие, Елена Губайдуллина, Театральный курьер, [02-2000]
Не все Островскому бытописание, Майа Одина, Сегодня, [28-01-2000]
Горький в цветах, Ирина Глущенко, Независимая газета, [27-01-2000]
Qui pro quo, Екатерина Васенина, Новая газета, [20-01-2000]
Не будьте как дети, Марина Давыдова, Время новостей, [18-01-2000]
Немного Горького в любовной мелодраме, Нина Агишева, Московские новости, [18-01-2000]
Зачем Париж, если рядом нет Мужчины?, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [18-01-2000]
Красавицы и чудовища, Елена Ковальская, Афиша, [17-01-2000]
Эти разные, разные «Варвары», Екатерина Сухотина, Народная газета, [14-01-2000]
Кто первым сказал «мяу», Алиса Никольская, Культура, [13-01-2000]
Варвары и варварши, Мария Седых, Общая газета, [13-01-2000]
Горький в стиле Чехова, Майа Одина, Сегодня, [11-01-2000]
«Варвары» в бывшем кинотеатре «Киев», Олег Зинцов, Ведомости, [10-01-2000]
В тюрьме и без героя, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, [6-01-2000]
Падение авиаторов, Павел Руднев, [01-2000]
Пять пудов любви, Марина Мурзина, Аргументы и факты, № 1-2, [01-2000]
Доктор Фауст, Л. Римский, Радость, [2000]
Все начиналось здесь…, Александр Калягин, Театральная жизнь, № 6, [2000]
Не все скоту масленица, Елена Ямпольская, Новые Известия, [30-12-1999]
Старые «Варвары» и новое варварство, Алексей Филиппов, Известия, [29-12-1999]
Новый романтик Санчо Панса, Илья Огнев, Общая газета, [28-10-1999]
Новый романтик Санчо Панса, Общая газета, [28-10-1999]
Дон Идиот, Арсений Суховеров, Неделя, [14-10-1999]
Последнее искушение Дон Кихота, Павел Руднев, Независимая газета, [14-10-1999]
Дон Идиот, Неделя, [14-10-1999]
Последнее искушение Дон Кихота, Павел Руднев, Независимая газета, [14-10-1999]
Александр Калягин дорос до Дон Кихота, Роман Должанский, Коммерсант, [8-10-1999]
Путешествие из реальности в миф, Марина Давыдова, Время MН, [8-10-1999]
Александр Калягин дорос до Дон Кихота, Роман Должанский, Коммерсантъ, [8-10-1999]
Путешествие из реальности в миф, Марина Давыдова, Время MН, [8-10-1999]
История о Юдифи и Олоферне, Борис Поюровский, Вечерняя Москва, [2-03-1999]
Жертвоприношение драматурга, Наталья Громова, Литературная газета, [17-02-1999]
Князь Мышкин и его женщины, Алексей Филиппов, Известия, [3-02-1999]
Зачем Пушкину красный фрак?, С. Новикова, Театральный курьер, [02-1999]
Гильотина для Гермеса., Жанна Филатова, Театральный дневник, [01-1999]
Наша акция протеста, Театральная жизнь, № 2, [1999]
Диагноз: Дон Кихот, Аргументы и факты, № 42, [1999]
Беда от нежного сердца, Ольга Смирнова, Культура, [31-12-1998]
Признания авантюриста, Ирина Смирнова, DIPLOMAT, [12-1998]
Мефистофель красоты, Сергей Веселовский, Знамя, [11-1998]
Злоумышленник в костюме от Кардена, Галина Пырьева, Народная газета, [31-10-1998]
Между ангелом и бесом, Ирина Алпатова, Культура, [8-10-1998]
Оголенность тела отвлекает, Виталий Вульф, Век, [2-10-1998]
Эти манящие огни рампы, Сергей Веселовский, Альянс, [10-1998]
Феликс Круль на Гоголевском бульваре, Иван Федоров, Независимая газета, [26-09-1998]
Артисты отправлены в нокаут, Культура, [17-09-1998]
С красоты начинается ужас?, Николай Головкин, Подмосковные Известия, [09-1998]
И ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ?, М. Кузнецова, Нижегородские новости, [23-06-1998]
Соперники, Татьяна Шах-Азизова, Экран и сцена, [1-06-1998]
Натиск этих милых рук, Лариса Давтян, НОВОЕ ВРЕМЯ, [26-04-1998]
НЕГАТИВЫ СОХРАНЯЮТСЯ?, Григорий Заславский, Независимая газета, [28-02-1998]
Сыграть роль Ленина проще, чем председателя СТД, Алексей Филиппов, Известия, [23-02-1998]
Мудрецы нового времени, Нина Агишева, Московские новости, [29-01-1998]
Премьеры у Табакова, Роман Должанский, Коммерсант, [28-01-1998]
ДВЕ ПРЕМЬЕРКИ В «ТАБАКЕРКЕ», Александр Соколянский, Неделя, [25-01-1998]
Но умный человек не может быть не плутом, Ирина Алпатова, Культура, [22-01-1998]
Торговля умом на бойком месте, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [13-01-1998]
Табаков против Лицемерия, Елена Ямпольская, Новые Известия, [6-01-1998]
Олег Табаков играет «Турецкий марш», Валентина Львова, Комсомольская правда, [5-01-1998]
Признания авантюриста, Елена Курбанова, Московская Правда, [1998]
НЕПОСЛУШНЫЙ МАЛЬЧИК-ПАЙ, Ольга Егошина, Независимая газета, [1998]
Важно не потерять ритма, Молодость Сибири, апрель, [1998]
Профессия для ленивых, Экран и сцена, № 12 —, [1998]
МОЛОДЫМ ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО «ПЕПСИ»?, Марина Райкина, Московский комсомолец, [30-12-1997]
Теорема Табакова, Виктория Никифорова, Русский телеграф, [27-12-1997]
Это не ремесло, Наталья Крымова, Дом Актера, [12-1997]
Играем Шекспира, Валентина Горшкова, Московская правда, [18-11-1997]
Играем Шекспира, Московская правда, [18-11-1997]



© 2002—2020 Школа-студия МХАТpublic@mxat-school.ru