Logo
Title
Title



Главная :: Пресса :: Молотки и гвозди
Творческая встреча с Сергеем Безруковым в Константиново (16 мая 2004 года).

?Ну вот, дорогие мои хорошие, я показал маленькую часть из того спектакля, который был. Безусловно, я работал там не один, в спектакле было огромное количество народу, но, тем не менее, несмотря на это, мы побывали в Америке.
Я помню, это был 97-й год? В 97-ом году, когда я летел в Америку (а так получилось, что у нас был юбилейный вечер театра Табакова, 10 лет Табакерки), вся группа, все актеры улетели туда раньше. А я, поскольку — ну, сами понимаете, театр бедный, поэтому брать с собой костюмы, кофры невозможно, — поэтому мне пришлось надеть на себя костюм Есенина. Тогда я был блондин, это сейчас я потемнел, со своими ролями-то, да? Потемнел, а тогда я был светлым, и дай Бог уже в августе опять стану светлым. Не «белым», но светлым, да? Так вот, летел я в костюме Сергея Александровича Есенина? А как раз вечером перед отлетом Валентин Гафт сказал мне — я там как раз делал поздравления театру Табакова, от двух поэтов: от Пушкина и от Есенина. И когда я делал поздравления от Еенина, я сказал там, что

«Сумасшедший, бешеный, небывалый уcпех
Табакерки в конце 20-го века.
Пр-р-роведите, пр-р-р-роведите меня к нему!
Я хочу видеть эттого человека!»

и показываю на Табакова. Так вот, в конце я сказал, что извините, я не могу долго выступать, потому что завтра я улетаю с Айседорой в Америку. И тогда Гафт говорит: «Сереженька, а я ведь знаю, что ты на самом деле в Америку летишь!» Я действительно летел в Америку с утра, летел один, в костюме Есенина. И это было конечно уникальное зрелище: подлетая к аэропорту в Нью-Йорке я видел статую Свободы, и у меня было такое же ощущение? Я был первый раз, кстати, в Америке, был первый раз и в роли Сергея Есенина. Это было конечно уникально: смотреть на статую Свободы и чувствовать то, что чувствовал Сергей Александрович Есенин, когда они подплывали и видели эту бабу с факелом? Ладно бы с рюмкой, да? а то ведь с факелом. Ну ладно, не важно, так вот, играли мы в огромном зале, там было 1700 мест. Это было невозможно, потому что там было огромное количество эмигрантов, они хлопали, аплодировали, для них это была тоска, они, когда слышали гармошку, плакали. Потому что для них это? многое значит: вдали от родины услышать РОДИНУ? Услышать ее из моих уст, через эту гармошку?
Ну а сейчас, друзья мои, — это было такое завершающее a propos, говоря на иностранном языке, — а сейчас, поскольку у нас сегодня встреча? Я не говорю что концерт, я не люблю слово «концерт». Кстати, за рубежом обычно все спектакли, — когда приходят эмигранты, — они называют не «спектакль», а «концерт». «У вас во сколько концерт?» Я говорю: у нас не концерт, у нас спектакль. «А, ну понятно, так во сколько концерт?» Так вот, сегодня не концерт, сегодня встреча. Встреча, абсолютно искренняя дружеская встреча. Поэтому при этой встрече я убираю всяческие пресс-конференции — пресс-конференция у нас будет отдельно, — но, в какой-то степени, встречаясь со зрителем, хотелось бы от них услышать те самые вопросы, которые их волнуют, а не те вопросы, которые задают мне журналисты. По сему поэтому, те вопросы, которые будут у вас возникать, — ради Бога, просто передавайте свои, записки, а я буду их зачитывать и по возможности отвечу на все вопросы, если у нас хватит на это времени. Есть сейчас что-нибудь такое, эдакое? Пока нет? Ну, можно из зала что-то задать, пожалуйста, я готов.
Я сам себе задам вопрос: будет ли «Бригада-2»? (смех в зале) Ну раз уж начинаем, да? Традиционный вопрос, просто я не дожидаясь его влепил самому себе, пусть мне будет хуже. Так вот, отвечаю: нет, не будет! (Смех в зале)
Так вот, что касается «Бригады-2», я абсолютно не хаю. Как сказал бы Сергей Алексаныч Есенин: «Я не хаю Америку. Просто не люблю.» Так вот, я отношусь уважительно ко всем своим ролям, будь это роли бандитов или роли милиционеров. Кто-то скажет: «А это одно и тоже». Неправда, господа, неправда. Я знаю это уже очень хорошо, поскольку находился в теме довольно таки плотно, как в одной, так и в другой, как в бандитской, так и в милицейской шкуре. Поэтому я знаю, что это действительно разные вещи, потому что се зависит от человека. Так же как я не играл бандита, я играл человека, поэтому для меня это не был образ бандита, я не проповедовал бандитизм. Хотя вот, допустим, Есенина когда-то спрашивали, как вы к Бабелю относитесь? Он мог бы ответить: «Я к Бабелю не отношусь», Но он отвпетил так: «Еврейских бандитов не бывает, они все мои бандиты!» Так сказал Сергей Есенин, это его настоящие слова. Вот, я говорю, что это мой бандит. Саша Белый — мой бандит. Он не бандит, он человек. Он все равно, попав в этот страшный круговорот событий, в круговорот той ситуации, которая сложилась тогда в стране — это 89-й год — взаимоотношения с друзьями, которые уже где-то там чего-то собирают на рынках, да? Вспомните его в 1-й серии, какой он пришел. Старший сержант погранвойск, замечательная семья, то есть человек абсолютно волевой, с характером, который хочет поступать в институт. И вот его наградили этой ситуацией, из которой ему больше никем не сулило стать, как бандитом, в этой жизни. И поэтому он стал кем стал; тем не менее, он все равно остался человеком. И до конца дней своих оставался человеком, преданный друзьям, семье, и то, что он, во всяком случае, проповедовал, по-моему, это не совсем плохо, — отказавшись от оружия, как самый настоящий пацифист, отказавшись от наркоты. Ну как к нему относиться, как не к самому прогрессивному человеку, да? Несмотря на то, что он бандит, тем не менее? проповедовал неплохие идеи морали, настоящей морали. Так вот, Бригады-2 не будет? Пока (смех в зале). Здесь полно прессы, они меня будут упрекать, как всегда, в том, что я «что-то знаю, но не говорю!» Я знаю, поэтому говорю, что сейчас Алексей Сидоров, режиссер, которого я очень люблю, — замечательный, потрясающий, талантливый парень, Лешка, — он сейчас снимает такой триллер, боевик под названием «Бой с тенью», про боксера. Такой прообраз Кости Дзю. Вот, там они наняли даже какого-то американского темнокожего боксера, с которым Денис Никифоров, мой соплеменник по театру Табакова, играет, исполняет главную роль. Но в этом фильме будет небольшой подарок? Опять же, ничего я не говорил, вот, — ну такая маленькая зарисовочка? Ну в общем, короче говоря, смотрите, я думаю, для тех, кто любит Бригаду, это будет ну такой? Ну, намек своеобразный такой на то, что все хорошо, ребята, все хорошо. Вот, так что смотрите «Бой с тенью», там посмотрите по поводу продолжения Бригады. Разочаруетесь, не разочаруетесь, я не знаю, но? В общем, смотрите.

«Сережа, мне уже несколько раз довелось читать, как Сергей Соловьев в интервью сравнивал образ Вронского в Вашем исполнении с Печориным. А непосредственно героя нашего времени не хотели бы сыграть? ?.Мне кажется, это безусловно Ваша роль» (смех в зале).

Что касается Печорина. Я боюсь опять же говорить, я всегда говорю, а потом если вдруг что-то не получается, на меня все набрасываются. Так вот, то же самое получилось допустим с ролью Остапа Бендера. Я был одним из претендентов. И давным-давно уже я отказался, вынужден был отказаться, потому что роль Остапа Бендера, она шла в параллель с проектом «Сергей Есенин». И вы понимаете, что для меня святое. Я сказал: ребята, я шел к этому проекту — «Сергей Есенин» — 10 лет, и ставить в параллель другую сложнейшую роль я не буду. И меня поняли, потому что знают мое отношение к Сергею Есенину, знают мое преклонение, сказали: конечно-конечно, нет вопросов. Поэтому я был снят из, так сказать, претендентов на эту роль. Вот и все на тему опять же Остапа Бендера, да? Так вот, что касается Печорина? Ну, как вам сказать, — я сейчас скажу, а вы потом будете говорить: «А почему не получилось?» Так вот, я вам скажу так, что я - один из претендентов. А вот будет или не будет — это мы все вместе увидим через год. Но я - один из претендентов? Один изззз? Один? (смех в зале, аплодисменты) Ну ничего не подумайте, конечно?
Идем дальше.

«Сережа, извините, если вопрос покажется некорректным, но дело в том, что судьба многих Ваших персонажей, в особенности театральных, оканчивается трагически. Знаю, что в среде актеров существует немало суеверий на этот счет. А ведь вам приходится играть в спектаклях, где смерть героя не просто обозначена, а явлена во всей полноте, натуралистических подробностях — Псих, Феликс Круль. Как вам удается совладать с эмоциями?»

Ну, как вы заметили, мне с эмоциями трудно совладать. Порой, если душат слезы, то тут — ну как? Обычно, когда учили нас в театральном вузе, говорили: «Ты говори на поставленном голосе. И так же плачь!» Ну, вы попробуйте — «на поставленном» поплакать! Это безумие! Если это живые слезы, а не слезы деланные — то невозможно. Потому что горло дерет ТАК — попробуй прорваться через это, если там настоящее. А если ненастоящее — то можно и «на поставленном», и «в сидячем положении» голосе все говорить.
А что касается суеверия? Вы знаете, существует наоборот суеверие, помните, да, — по старой доброй русской традиции — если кто-то тебе сказал, что ты умер, а ты, оказывается, жив, то говорят: «Ну, жить долго будешь». Ну, есть такое поверье. Может быть, я себе наметил слишком много (смеется), играя постоянные смерти, я, может быть, хочу пожить подольше. Не в этом дело. Может быть, из-за того, что все мои роли имеют свое рождение и свой финал. Так сложилось, что роли мои — роли великих людей, опять же Александр Сергеевич Пушкин? Это, забегая вперед, история, которая была на днях, которая мне была неприятна — это я просто снимаю тему, чтобы она не возникала, — напечатали всякую гадость и? так далее. Для меня в этом случае этот инцидент исчерпан, для меня скандал закрыт. Если там он продолжается — Бог с ним. 
Но для меня скандал закрыт, потому что на самом деле делаешь людям доброе дело, а потом тебя за это еще и грязью поливают? То есть, делаешь, идешь навстречу, идешь навстречу, идешь навстречу? А я всю жизнь был такой безотказный, честно? В этом моя беда была, я не умею отказывать людям, и если они меня просят по псевдодружбе такой, по-приятельски просят «помоги», — я иду и помогаю. А здесь, в данном случае, долго пользовались-пользовались, и в конце концов я понял, что это может быть бесконечное пользование мною. И потом, я понял, что? Снимать низкосортное? Как сказать, — телесериалом, телефильмом это назвать нельзя, — я имею в виду историю с «Пушкиным», то что разразилось в газете «Жизнь», да? А снимать низкосортную продукцию типа"home video2 о великом поэте — тем более все вы знаете мое отношение к Александру Сергеевичу Пушкину, я его проповедую везде и всюду, играя Пушкина в Ермоловском театре. И так оказалось, что я единственный исполнитель великого поэта у нас в России, что бред, по-моему, да?. Такого не может быть. Но я получаюсь единственный, кто играет Пушкина. И меня упрекают еще в предательстве Пушкина. Я в полном убеждении, что люди, которые проповедуют поэзию, творчество великих людей русских, должны сами быть люди талантливые. Иначе, в противном случае, люди не талантливые отбивают всякую охоту смотреть, читать, слушать великих людей. Даже читать со сцены людям не талантливым гениальную поэзию категорически запрещено, если ты не чувствуешь, если ты не талантлив — не надо, потому что люди услышат — и больше никогда в руки книги не возьмут. Это преступление. Мне кажется, это преступление. Для того чтобы снимать, не просто нужно болеть человеком, о котором ты снимаешь, нужно обладать способностью — я не говорю про гениальность, это нескромно (cмеется) — я говорю про талант, хотя бы определенный талант, который должен в тебе присутствовать для того чтобы создавать образ. В кино ли, в театре, и так далее. Это опять же к тому, что мне было действительно очень горько, обидно слышать жуткие слова в свой адрес, потому что я наоборот за свою искренность всегда страдаю, и мне от этого бывает порой обидно. Кто-то, допустим, начнет говорить: не делай добра, получишь «по всем заслугам»? Но я тем не менее буду делать добро, как бы я не получал, я все равно буду делать добро?
А «Участок» будет продолжение? (смеется) Сам себе опять сказал. Это я из зала реплику просто услышал. Не будет. Не будет, потому что? (голосом Цезаря) Потому что не будет? потому что? Людмила Евгеньевна сидит сейчас в зале, мы наконец-то с ней встретились. Это моя жена, которая сыграла жену в Участке. Встань, Кравцова, пожалуйста? И мамуля моя здесь, встань, пожалуйста? Это пока я записки просматриваю?
Так вот, по поводу «Участка» могу сказать, что? К великому сожалению, потому что сериал такой чистый, светлый, абсолютно искренний, без каких-то там стрельбы-пальбы. Такой добрый русский сериал, тем более про деревню у нас давным-давно никто ничего не снимает, деревня у нас отсутствует в понятии нашей современной культуры. Что мне очень обидно, потому что я очень люблю Василия Макарыча Шукшина. А Василий Макарыч, по-моему, гениально снимал про деревню. Так, как он снимал про деревню, я думаю, сейчас никто не в состоянии снять. И от этого становится очень обидно, потому что? Это же деревня! Это же, — ну как? от корней своих? Это же ДЕРЕВНЯ, мы без нее не можем!.. В 17-м году уничтожили крестьянина, насадили колхозника. А я тему эту очень хорошо знаю, поскольку вся моя родня — это Нижний Новгород, Волга? У вас Ока — у меня Волга, мы все равно похожи, потому что у вас река великая, и у меня река великая, в этом мы сродни друг другу. Так вот, когда, допустим, мой дядя Леша Якимов, дядя мой родной, в бытность работы в колхозе прибегает на поле, а там комбайн горит. А рядом — комбайнер, «в дупелину». И тот его за грудки хватает, мат-перемат: «Ты что ж, гад, делаешь?! Техника горит!» А тот: «А мне по? всё!» Ну, вот он: колхозник, настоящий работник на земле! А ему все по? Ну что это?? Просто обидно, за крестьян обидно, тех самых, потому что я от корней своих — крестьянский, у меня родня вся — крестьяне, потомственные крепостные крестьяне. И обидно, потому что вырезали настоящего работника на земле, просто вырезали! И насадили человека, который на земле работать не умеет, и только за редким исключением, те, в которых сохранилась, знаете, как по наcледственноcти передается вот эта вот любовь к земле, да?. Оттуда и возникали фермеры, которые, ну,? любили землю. Они знают, как с ней общаться, они знают, как говорить ней, как работать на ней. Ну хоть кто-то да сохранился, но тем не менее?

«Вы играли Пушкина и Есенина. Находите ли Вы в себе какие-нибудь черты характера этих поэтов? Если да, то какие?»

Как вам сказать? Я ни в коем случае себя не сравниваю, потому что это, во-первых, — нескромно, во-вторых — это нехорошо. Это, знаете, так: «А вы знаете, я похож?» Нет, ребята, они были гении, а я - актер. Просто актер, который очень любит вою профессию. Я люблю свою профессию, я воспитывался этой профессии с детства. Опять же, здесь сидит мой учитель, Мастер, Виталий Сергеевич Безруков — папа, встань! Вся семья собралась! Еще собака в машине сидит. Не пригласили. Но не Цезарь — Джим. Может быть, в этом как раз я и похож, потому что — помните:
«Дай, Джим?» Ну, это моя перефразировка такая: «Дай, джип, на счастье папу мне» Но это шутка Мастера, не в этих стенах, ни в коем случае. Нет, просто мы собаку назвали, у меня уже Джим-второй. Первую собаку мы назвали Джим, и вторую собаку тоже назвали Джим. Потому что для меня Джим, Джим? «Дай, Джим, на счастье лапу мне, такую лапу не видал я сроду»?
Вот, так что по поводу схожести — нет, не хотел бы я сравнивать. Единственное, конечно, — слава Богу и слава моим родителям, что я не двухметрового роста. Потому что если бы я был двухметрового роста — ну было бы сложно воспринимать меня в образе поэтов. Ну, говорят, что все великие люди маленького роста? Но дело в том, что и Ленин? Ну Наполеон — туда-сюда, но Ленин!? Тоже был маааленький, малююууcенький, — а туда же, в великие. 
Вообще, честно говоря, когда мумия находится посреди Москвы, устроили кладбище на Красной площади — это по-моему похабно и кощунственно. Тем более, если разобрать личность каждого, кто лежит на Красной площади, я думаю, что не только их нужно перезахоронить, а - помните, как в фильме «Покаяние»? Там есть такой момент? Когда просто выбрасывают так? Человека закапывают, а приходит? дочь она по-моему была, дочь? репрессированного отца. И вот — этого, который прообраз Берии, она просто берет, выкапывает и выбрасывает. Потом этот суд с ней, она говорит: «Я не могу, пока он там лежит — я не прощу себе»?
Вот, так что обидно, обидно, может быть, не все у нас в порядке в России, когда в самом центре Москвы, в сердце ее - кладбище. Не очень, может быть, это хорошо с христианской точки зрения. Я имею в виду Ленина, как бы мы к нему не относились, но по-христиански все таки нужно предать земле. А то мы прямо, ей Богу, создали пирамиду?

Так что я не сравниваю себя, а все равно, когда играешь роль Пушкина, Есенина — без того, что ты это проживаешь заново: вот эту боль, вот то, что с ними происходило. Опять же, страшно бывает больно мне, когда Пушкин у меня в спектакле получает пасквиль. Это страшная сцена, просто когда человеку не хватает кислорода, воздуха — и он вздохнуть не может от этой боли. И это приходится переживать каждый раз, т.е. идешь — своеобразный вариант такой — на Голгофу каждый спектакль. Идешь, понимая, что надо себя отдать и просто выжать и отдать всю душу на этом спектакле, потому что пришел зритель, а зритель порой может прийти один раз, а во второй раз уже не придет. Поэтому приходится драться за каждого зрителя, за каждый спектакль. Чтоб зритель пришел еще раз — надо для него потратиться, я так думаю. Это обязательно надо сделать, тогда зритель будет тебе благодарен. Ты актер — траться, у тебя такая профессия. Так что, будь добр: выйди на сцену — и умри, если этого требует роль. Ну, это моя школа, школа-студия МХАТ — школа перевоплощения, когда ты начинаешь чувствовать, мыслить, сходить с ума, болеть душой, умирать, как и твои герои. И, опять же, это не только к поэтам относится, это относится ко всем моим ролям.
Опять же привожу пример с тем самым, уже ставшим пресловутым (но мне не нравится, когда говорят «пресловутый») героем Сашей Белым. Там есть сцена, когда мой герой находит своих друзей убитыми. Ой, я не могу честно передать словами то, что я испытал? Врагу не пожелаешь. Каждый из нас наверняка переживал горе в своей жизни, да? Но это сродни настоящему горю твоему, потому что пришлось это пережить… Ну, мне было плохо с сердцем, меня отпоили, и потом пришлось играть продолжение этой сцены, утром, когда уже ребят уносят, и я каждому закрываю глаза? И потом еще узнаю новую информацию о гибели еще одного друга? Это было… Ну, я говорю — я был никакой, это было страшно, очень страшно. Вот так вот каждый раз, каждый раз, как Матросов. Говорят, что его сами туда положили, «друзья». Но я не верю. Потому что есть место подвигу, есть, есть?

«Почувствовали ли Вы святость земли в Израиле? Что Вы думаете о фильме „Страсти Христовы“, если смотрели.»

Вы знаете, говорить о том, «как вы почувствовали святость»… Когда люди начинают реагировать: «Да- а, я почувствовал такую свя-атость!» — это для каждого своё ощущение. Мы все грешны, поэтому говорить о святости нам не приходится. Есть, может быть, святое внутри себя, которое ты никому не показываешь: то, что там, в глубине души своей. Так вот, я думаю, что не «почувствовали святость», а приобщились к святости. Вот так, наверное, будет точнее: «приобщиться к святости».
Нам с женой на сей раз повезло: из-за того, что боятся туда ехать, там, в Храме Гроба Господня, не было практически народа, так, редко 2-3 человека. Потому что, когда я там был в 95-м году, там было просто столпотворение, по 20 человек экскурсии, и - одна за одной, одна за одной… И тогда мне было жутко неприятно, когда ты себя ощущаешь как (опять же - не к ночи будь помянут!) как в Ленинских горках, когда говорят: «Вот это вот пальто, простреленное эсеркой Каплан в трех местах, в это чайник, из которого Владимир Ильич пил с Зиновьевым вдвоем в шалаше…» Что они там делали — непонятно, вдвоем, в шалаше? Тогда меня это жутко раздражало, когда вот так вот: «Сюда — вот здесь — его положили, вот здесь гвозди забили…» Это было просто невозможно терпеть, это было невыносимо терпеть! Хотелось просто плюнуть в лицо этому человеку и сказать, чтоб он больше никогда не подходил к Храму Гроба Господня, чтоб его близко не было там, потому что это разрушение всякого ощущения, что ты прикоснулся к святыням!
В этот раз, когда никого практически не было, только ты один. Увидел паломниц из России, они пели: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое воскресенiе Твое славимъ». Это было потрясающе: услышать вдруг в Храме Гроба Господня, как стоят русские паломницы и поют православную молитву. Это было здорово, я даже подпел. Подпел, потому что молитву эту знаю. Знаю, потому что и в спектакле ее пою, у меня есть спектакль «На всякого мудреца довольно простоты». И вдруг я ее вспоминаю и понимаю, что здесь она как раз к месту, вот эта молитва. Я запел, и мы на три голоса её разложили, я взял немножко пониже, чтобы быть басом. Это было очень красиво. Так что я, действительно, прикоснулся к святости. Я думаю, что, действительно, по возможности, нужно каждому всё-таки туда съездить. Это надо почувствовать, действительно, это надо почувствовать!!!
Единственно, немного выбивало из колеи, опять же некое присвоение, когда каждый из священников разных религий совершал своеобразный ритуал с кадилом. Мы как раз попали в тот момент, когда мимо проходили несколько священников. 3 подряд прошли, не ходит один — пришел, исполнил ритуал. Они ходят только втроем, чтобы (не дай Бог!) один какой-нибудь не прошел, только втроем! Что-то в этом есть непонятное для меня, я не могу этого понять: сначала прошел, грек, потом армянин (Армянская церковь, Григорианская), потом прошел католик. Но все четко подряд, друг за другом, ни-ни-ни! У каждого это для себя: «Это мой Он. Он был один, Христос, да? Но то, то Он говорил вам — нам другое Он сказал!» С какой стати?!! Но все равно: «Он другое нам сказал, всё было по-другому». Ох!.. Ну, в общем, и такое случается Храме Гроба Господня, когда чего-то все равно до конца не понимаешь. Ну не понимаю!!!
Так же как, допустим, Господь Бог, наверное, сидит там на облаке: бородища такая окладистая, такая седая, эдакая золотистая, а глаза — молодые. Он сидит, сверху смотрит и думает: «Что же вы делаете?!! Я каждому народу посылаю пророка, но только для того, чтоб вы поняли идею Христову настоящую, — посылаю вам». Араб же не поймет, допустим, русского — потому что, условно говоря, «языков не знает». Поэтому арабу посылают одного пророка, православному человеку — своего, чтоб донести истину Христову. А они — между собой, и друг друга и ножами, и горло перерезают? Бог есть Любовь! Бог есть Любовь, как же так можно — убивать другого человека?!! Опять же, крестовые походы. Ну в общем? Получилась такая своеобразная лекция? Ну, во всяком случае, это те мысли, которые меня сейчас посещают?

«Сережа, изменилось ли у Вас что-нибудь в восприятии личности Сергея Есенина с того времени, когда вы впервые сыграли поэта в 1995 году? Если да, то, что именно? Искусствоведы, студенты литфака МГУ».

Вы знаете? Мой отец 3 года тому назад написал литературный сценарий к сериалу «Сергей Есенин», основываясь на 13-ти уголовных делах Сергей Есенина, поскольку мы лично были знакомы с Эдуардом Александровичем Хлысталовым, небезызвестным вам. Люди, которые сталкивались с поэзией Есенина, любят Есенина, они знают, кто это такой — полковник по особо важным делам, который занимался расследованием убийства. Это моя вера — убийство Сергея Есенина. Так вот, мы лично знали Эдуард Саныча, и он благословил отца моего и меня, чтобы мы взяли это на себя. Он единственно сказал: «Ну, не знаю? хватит ли у вас сил, чтобы довести это до конца, позволят вам сказать правду? Я не уверен, но? вы благородные, чистые люди. Дай вам Бог». Это сказал Эдуард Алексаныч. Прошлым летом Эдуарда Александровича не стало. Он не дозвонился до меня, он хотел предложить мне пьесу о Сергее Есенине и Айседоре Дункан, он написал пьесу,? не дозвонился. Я как раз в сериале «Участок», и меня не было в Москве, я был в Тарусе. А потом приехал со съемок, позвонил жене? И я говорю: «Можно Эдуард Алексаныча?». А она говорит: «А мы его? сегодня похоронили». А я хотел его консультантом сделать?

Как вам сказать ? то, что у отца написано в литературном сценарии, сейчас обрабатывается под 8 серий, потому что у отца было 13, поскольку 13 уголовных дел — 13 серий сериала. Сейчас обрабатывается под 8, поэтому приходится обрабатывать, от чего-то, к великому сожалению, отказываться. Пришлось отказаться от Тбилиси, что для меня больно, потому что, ну как отказываться? такой период, кусок жизни Сергей Алексаныча. Сложно, но пришлось, опять же, скрепя сердце. Я отсматриваю каждую реплику, каждое слово, потому что ну.. не дай Бог.

Для меня? Вот, каким он предстает для меня. Опять же, я нашел отклик, потому что я общался с есениноведами, опять же знаю Светлану Петровну Есенину ?
Для меня Сергей Алексаныч Есенин — это русский Гамлет? надеюсь, вы меня понимаете. Русский Гамлет. Это первый русско-советский (так назовем) диссидент. Первый. Потом были другие, он был первый. Который не принимал до конца дней своих, не принимал? Его оберегали до поры-до времени, потому что тогдашнему государству очень льстило, что крестьянский поэт,- он у нас на виду. Он здесь, рядышком. Хотели, чтобы он был на флаге, безусловно, но он все время был вне флага, но тем не менее? Государство тогда было рабочих и крестьян, а самый знаменитый из крестьян тогдашних был, наверное, Демьян Бедный — лизоблюд, да? Лизоблюд. Ефим Акимыч Придворов. Демьян Бедный, к которому относились пренебрежительно, потому что он лизал до конца дней своих, да? Ну, грубо, простите, не могу иначе, из песни слов не выкинешь. А Сергей Александрович стоял в отдалении. Так вот, как раз приручить такого поэта — гения, ох как льстило, ну.. не получилось, понимаете, не получилось? Поэтому для меня это убийство. Другой вопрос — кто конкретно исполнитель? Кто заказывал конкретно? То, что без Троцкого не обошлось — я думаю, что да, но опять же это все версии, можно упрекать, говорить: «Нет, а было так, а было так». Кто знает, как было на самом деле? До сих пор эксгумацию не сделали. Говорят, что родственники против. Половина родственников «за», половина родственников «против». Я знаю родственников, которые «за». Отец опять же общался? Сейчас вот буквально у нас был концерт в Храме Христа Спасителя, посвященный Сергей Александровичу Есенину: общался там. Некоторая родня, допустим, против, опять же, — со стороны Зинаиды Райх. Они против — внуки, против эксгумации, но я думаю, что, конечно, с христианской точки зрения? эксгумация —это, ну да? но, друзья мои, ну а ради правды, наконец-то, ну правду? Или мы до сих пор будем говорить о поэте как самоубийце, ведь это разные вещи, неужели это не понимают, ведь разные вещи: поэт-самоубийца и поэт убиенный. Ведь убиенный — это мученик, а самоубийца — это слабый человек. Есенин не был слабым. Он не был слабым. Посему очень бы хотелось, в конце концов, ну когда же наступит эта правда, а? Ну, когда мы скажем то, как оно было? Горько, страшно, но раскроем, наконец, — вот так? было. То, что изуродовать так человека, ну могли только нелюди, потому что изуродовано. Так повеситься человек не мог, повеситься, просто повеситься, так изуродованным быть? С проломленным черепом? Друзья мои! Вы же видели посмертную маску?
Не буду пока махать вот так? Поживем увидим. Вот. Так что я ответил, я думаю, на вопрос.
Еще хотел бы сказать, кто для меня Сергей Александрович? То, что мне бы хотелось, опять же, убрать шаблонный образ, то, что, наверное, всегда преподавали в советские времена — упаднический поэт, вечно пьяный, алкоголик, спившийся, в основном писал про кабак — вот эту всю туфтятину, да? То, что было, скандалы, опять же? Человек — это формы протеста, неужели вы никогда не задумывались над этим? Что человек протестует, ведь у нас многие примеры в жизни, опять же в советской России очень много было форм протеста, вот это одна из форм протеста, которые уже были, такие формы протеста тоже были. Формы протеста, протеста: «Не могу, душа рвется, не могу! Вижу, понимаю, но не могу понять, почему с Россией так поступают, делая из нее суррогат чего-то непонятного! Не могу, кричу об этом, не могу, — не могу позволить, не могу позволить обижать ее!»
Так вот, для меня по характеру, мне бы хотелось, опять же, передать тот, который? Помните, у Достоевского в «Братьях Карамазовых», вот сочетание всех трех братьев. Алеши Карамазова, с его верой в Бога, с его чистым лицом, чистыми глазами, обаянием. Это Иван Карамазов, богоборец, философ, Гамлет, — и Митя Карамазов, с его широтою, с его? Как он любил, как он не прощал, как он ненавидел, как он? как Парфен Рогожин мог зарезать, — но это буйство, стихия, это то, что есть, существует в русском человеке, в русском мужике, это вот это вот буйство, когда? «Не могу, рвется!» — вот это Митя Карамазов. Вот это мне хотелось бы все соединить. Дай Бог, посмотрим, что из этого получится. Дай Бог. Но мне кажется, здесь есть то, над чем можно поработать, и серьезно поработать. Мне хочется, чтобы о Сергее Есенине узнали с этой стороны, как о глубоком человеке, чтобы его полюбили. «Ты гляди-ка, какой оказывается гений, а? Какой он оказывается». Глубина-то какая, господа! Ведь 30 лет, 30 лет. Я с кем-то разговариваю, мне говорят: «Ну да». Я говорю: «Ему было 30 лет, когда его убили». Как 30? 30 лет. Мне сейчас 30. 30 лет! Всего 30! А сколько всего создал этот великий русский человек! 30 лет, за 30 лет (шепотом). Вот? Идем дальше?

(Читает записку) Ну, это провокация, друзья мои, это чистой воды провокация! Ну, мне столько играть еще? «Сергей, вы могли бы искупаться в Оке в середине мая?» Ой, блин, ну я бы рискнул, ребята, но я думаю, что за меня бы, ребята, вы спектакль не стали играть! У меня 19, 20 «Пушкин». И если Пушкин? (Осипшим голосом) «Я помню чудное мгновенье?» Мне не простят этого, друзья мои, это будет кощунство, поэтому вы думаете, что я не искупаюсь? Я все равно приеду искупаюсь, так что ждите, приеду обязательно.

«Как прошли Ваши гастроли в Израиле?»

Опять же, я говорю: прошли хорошо, принимают хорошо. Хотят, чтобы мы привезли через год спектакль «Ведьма» театрального агентства «Арт-партнер» — опять же, в постановке моего отца, Православный спектакль, где я играю дьячка Емелю. Православный образ, такого русского мужика, обладающего великой верой. Обладающего тем самым качеством всепрощения, которое мы утратили, к великому сожалению. Вот, у Емельяна это есть. Так что потом я к этому еще вернусь…

«Как скоро мы, поклонницы, можем пообщаться с вами на форуме?»

На чем? На форуме? Ну я не знаю)))?
Что касается форума? Форум будет)))? Будет, ну чуть-чуть попозже. Потому что сейчас, — опять же, о своих планах — у меня съемки в «Анне Карениной». Я играю Вронского.
Познакомился с волками. Для меня это было уникально, потому что? Там есть сцена — «Сон Вронского», когда ему мерещится, что за ним бежит волк. Когда он напрыгивает на него, да? Лязгающие вот эти вот клыки? И потом волк начинает бегло говорить по-французки. Ну, по-французски у нас волк так и не заговорил, но волк был реальный. Было две волчицы. (Хорошо: «волк был реальный, было 2 волчицы»)))!) По темпераменту, по?жестокости глаз своих? ребята, жутковато! Потому что это зверь. Вот говорят, да что это как собака. Нееет! Какая собака! Это — волк. Глазки — ну, лишь бы не во сне привиделись! Потому что это действительно жутковато. Но знаете, главное — не бояться. Когда встретитесь с волком, — не испускайте духа! Потому что волк это сразу почувствует!
Так вот, были две волчицы — Стеша и Маня. Прозвища хорошие, клички такие — Стеша и Маня! (Рычит. ) Но единственное — просто тренировали, как она лапами встает сюда (показывает на грудь), — но единственное, что это все в фильм не вошло. Все равно снимали отдельно, как всегда в кино, долго готовились, долго репетировали, потом в результате вывезли на природу. А это какая природа, если это парк в Москве. Там народу полно, там всякие (изображает выстрелы петарды) — я имею ввиду праздники. Там же рядом Рублевка, там же вот эти все? ну, ребята резвятся? А для волка, если он слышит (изображает выстрел) — все! Он работать не будет никогда. То есть в принципе — Стеша только услышала (изображает выстрел) — все. Это нежелание работать, это желание уйти, импульсивность, все — кусается, огрызается, и уже работать нельзя. Поэтому — естественно, снимали все отдельно. Она бежала отдельно, такая? тооненькая такая вот? типа провода, стального провода? Ее просто привязывали к такому вот стальному проводу на таком поводочке, и там манили мясом. И на мясо с кровью, конечно, они — они сразу становятся сумасшедшими. И вот привязывали, и чтобы она дальше никуда не убежала вот на этом поводочке? ну потом там компьютером стирают, и получается так, что вот волк целенаправленно бежит? Вот, так что все равно снимали отдельно, но все равно, — это ощущение, когда волчица встает вот сюда к тебе? и ты вот так вот кормишь с руки? И здесь вот этот лязг? Это не лязг собаки, потому что? Там у них еще есть волк Рома, настоящий, которого они не выводят, потому что он агрессивный. Я видел, как его пытались покормить. Просто миска перевернулась, ее попытались поднять, лопатой. Черенок вот такой вот? Ну, череночек, не лопаточка же, череночек. И вот, только туда — перевернуть- это была секунда, я даже не заметил — хрум! — черенок лежит пополам. Я даже не заметил, как? Вот такой вот волк, да, когда вот здесь вот челюсти — это конечно было? впечатля-я-ет, впечатля-я-ет. Но дух я не испустил
Дорогие друзья мои, я возьму эти вопросы с собой, если, как говорится? вы не подумайте чего!.. Я возьму их с собой, ради того чтобы,- может быть, я посмотрю какие-то интересные вопросы. Опять же, заходите ко мне на сайт. На форум? И вот как раз на сайте, на форуме мы пообщаемся, и я эти вопросы просто возьму с собой, и на них отвечу, дабы не терять времени…


16-05-2004


Молотки и гвозди, Аркадий Кадиев, Новые Известия, [25-01-2005]
САМЫЙ МОЛОДОЙ «МУДРЕЦ», Павел Константинов, Вечерняя Москва, [24-01-2005]
Василиск прекрасный, Александр Герасимов, Газета «Культура», [20-01-2005]
Ускользающая пустота, Марина Давыдова, «Известия», [20-01-2005]
Извините, я из будущего, Ирина Алпатова, Культура, [20-01-2005]
Сергей Безруков: «Голливуд? В порядке общей очереди!», Семь дней, [20-01-2005]
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, [19-01-2005]
Ускользающая пустота, Марина Давыдова, Известия, [19-01-2005]
Падение в супермаркете, Елена Губайдуллина, «Новые Известия», [18-01-2005]
Актеры все стерпят, Роман Должанский, Коммерсант, [18-01-2005]
Падение в супермаркете, Елена Губайдуллина, Новые Известия, [18-01-2005]
От сундука до супермаркета, Алиса Никольская, «Русский курьер», [18-01-2005]
Спектакль в подарок, Тамара Башканкова, Вечерняя Москва, [17-01-2005]
Первая ласточка Александра Калягина, Артур Цереков, Труд, [15-01-2005]
Так идут на войну, так идут с войны, Алиса Никольская, Российская газета, [15-01-2005]
Во Владикавказе заканчиваются гастроли труппы московского театра “Et cetera” под руководством Александра Калягина, Марина Бровкина, Российская газета, [12-01-2005]
«Меня бесит театр, нацеленный на приятное времяпрепровождение», Газета «Газета», [11-01-2005]
Бисующий мальчик, Елена Груева, Ваш досуг, [8-01-2005]
Ремонт как средство обновления театра., А. Стороженко, Новый дом, [01-2005]
«Ужель та самая Татьяна?», Юлия Большакова, Банковское дело в Москве, [01-2005]
Триста смертей Моцарта, Марина Райкина, Московский комсомолец, [31-12-2004]
Чувство глубокого удовлетворения, Наталия Каминская, Культура, [30-12-2004]
Сергей Безруков — поклонник классики, 7 дней, [30-12-2004]
Гурмыжская пуща, Елена Ямпольская, Русский курьер, [28-12-2004]
Сон в зимнюю ночь, Марина Райкина, Московский Комсомолец, [27-12-2004]
На руинах Чеховского театра, Марина Базылюк, Театральные Новые Известия, [27-12-2004]
Гамбит Ольги Красько, Аглая Смирнова, Ваш досуг, [27-12-2004]
Кому свадьба, кому правда, Анна Гордеева, Время новостей, [27-12-2004]
Хорошо в лесу!, Григорий Заславский, Независимая газета, [27-12-2004]
Шекспир с колбасой, Дина Годер, Газета.RU, [25-12-2004]
Девушка Mороз, Лариса Резникова, Московский Комсомолец, [25-12-2004]
ЗИМА? ОРЛЫ ПРИЛЕТЕЛИ?, Наталья Боброва, Вечерняя Москва, [24-12-2004]
У Табакова обнаружили «Сердце ангела», Артур Соломонов, Известия, [22-12-2004]
«Чайка» приземлилась в МХТ, Глеб Ситковский, Газета, [22-12-2004]
Дамы и король, Андрей Возников, Вечерняя Москва, [21-12-2004]
Дифирамб. Александр Калягин, Ксения Ларина, Радиостанция «Эхо Москвы», [18-12-2004]
Драма для кукол, Марина Шимадина, Коммерсант, [16-12-2004]
Выступление Александра Калягина на парламентских слушаниях, посвященных обсуждению законопроекта об Общественной палате, Александр Калягин, [15-12-2004]
PR-протест Сергея Есенина, Elle, [10-12-2004]
Ну, мы даем, Ян Смирницкий, Московский комсомолец, [9-12-2004]
«Наше все», Лев Аннинский, Культура, [2-12-2004]
Что скажет племя молодое?, Александр Калягин, Театральные Новые Известия, [1-12-2004]
«Невинный при всей своей массе человек очень тонкий», Ольга Романцова, Газета, [29-11-2004]
Сирота армянская, Роман Должанский, Коммерсант, [24-11-2004]
Невинность победила, Артур Соломонов, Известия, [23-11-2004]
Ответы Сергея на вопросы, присланные заранее, [21-11-2004]
Прикосновение к гармонии, Майя Фолкинштейн, Культура, [18-11-2004]
Зачем так много думать, Александр Соколянский, Время новостей, [17-11-2004]
«Последние» станут первыми, Маргарита Львова, Московский комсомолец в Пензе, [16-11-2004]
Марк Захаров пошел ва-банк, Артур Соломонов, Известия, [13-11-2004]
Ва-банк последней жертвы, Нина Агишева, Московские новости, [12-11-2004]
Урок дочкам, Григорий Заславский, Независимая газета, [11-11-2004]
Русь застряла в пробке, Глеб Ситковский, Газета, [11-11-2004]
«Ленком» крутанул колесо, Роман Должанский, Коммерсант, [11-11-2004]
Марина Зудина: Я не общаюсь с теми, кто плохо ко мне относится, Марина Зельцер, Вечерняя Москва, [9-11-2004]
Комедианты смеются, Елена Груева, Ваш досуг, [6-11-2004]
Победитель, Лица, [5-11-2004]
Кровь, которая пугает, Александр Калягин, Независимая газета, [28-10-2004]
Дмитрий Куличков: «Настоящее рождается из свободы», Марина Лёвина, @кция, [26-10-2004]
Кумир с щетиной, Татьяна Коновалова, МК, [25-10-2004]
ИРИНА БЕЗРУКОВА: Дитя природы., Shape, [20-10-2004]
Безруков снова стал поэтом, Комсомольская правда — Санкт-Петербург, [20-10-2004]
Полный печатный текст форума с Сергеем Безруковым. Форум проходил 20.10.2004, [20-10-2004]
Том, Гек, кот и рэп, Алиса Никольская, Русский курьер, [20-10-2004]
Виталий Егоров: В партнерш нельзя не влюбляться, Марина Зельцер, Вечерняя Москва, [18-10-2004]
Избранные места из творческой переписки поклонников, [18-10-2004]
Евгений Миронов: «Я борюсь до конца», Елена Груева, Ваш досуг, [15-10-2004]
Театр начинается с «мышки», Екатерина Васенина, Новая газета, [14-10-2004]
Иуду казнили в Крыму, Комсомольская правда, [14-10-2004]
Островский в ритме рэпа, Итоги, [12-10-2004]
Взаимная любовь в законе, Наталия Каминская, Культура, [7-10-2004]
Марина Зудина: «В этом мире помогают выжить театр и Табаков», Катерина Антонова, Новые Известия, [6-10-2004]
Олег Табаков: Я человек хитрый, Алена Карась, Российская газета, [5-10-2004]
Рэп-счастье, Анна Гордеева, Время новостей, [4-10-2004]
Растопили девушку, Артур Соломонов, Известия, [4-10-2004]
Свежеразмороженные, Роман Должанский, Коммерсант, [4-10-2004]
Молодо-зелено, Глеб Ситковский, Газета, [1-10-2004]
Актер года, Дмитрий Савельев, GQ, [10-2004]
Экс-солиста “Smash!!” невозможно узнать, Дни ру., [31-09-2004]
Сергей Безруков восемь раз всходил на Голгофу, Комсомольская правда, [30-09-2004]
Мелкий Гамлет, Марина Квасницкая, Рocciя, [30-09-2004]
Юбилейное приглашение. На Малой Бронной отмечают 150-летний юбилей Льва Дурова, Павел Руднев, Журнал «Ваш Досуг», [29-09-2004]
Братский привет, Итоги, [28-09-2004]
Три по 50…, Марина Райкина, «Московский комсомолец», [27-09-2004]
Лев Дуров: Блеск «звезд» быстро разочаровывает, Максим Редин, Газета «Утро.ry», [24-09-2004]
«Всегда виноват режиссер», Светлана Рылева, радиостанция «Говорит Москва», [23-09-2004]
Каков поп, таков и приплод, Марина Шимадина, Коммерсант, [21-09-2004]
Московский «Городок» по-хорватски, Ольга Егошина, Новые известия, [20-09-2004]
Чехов из «Табакерки», Глеб Ситковский, Газета, [17-09-2004]
И правда — «Супер», Елена Груева, Ваш досуг, [17-09-2004]
На пределе и за ним, Григорий Заславский, Независимая газета, [16-09-2004]
На графских развалинах, Ирина Алпатова, Культура, [15-09-2004]
Безнадежно Толстой, Петр Кузьменко, Вечерняя Москва, [13-09-2004]
Отечество дыма, Елена Дьякова, Новая Газета, [13-09-2004]
Табаков открыл сезон в подвале, Мария Львова, Вечерний клуб, [10-09-2004]
Нескучный Толстой, Артур Соколов, Где, [9-09-2004]
Братья Пресняковы переписали Толстого, Светлана Тарасова, Досуг & Развлечения, [9-09-2004]
Мелкое хулиганство Сергея Безрукова, 7 дней, [9-09-2004]
Олег Табаков: Пора бы уж родиться Антону Павловичу!, Марина Зельцер, Вечерняя Москва, [8-09-2004]
Праздник, который нельзя отменить, Елена Ямпольская, Русский курьер, [7-09-2004]
«Когда хоронишь младших — это обессмысливает жизнь», Артур Соломонов, Известия, [7-09-2004]
«Ширвиндт в тебе и во мне», Артур Соломонов, «Известия», [3-09-2004]
Маэстро успеха, Марина Токарева, МН, [3-09-2004]
Лев Дуров «Я был лихим водителем, но Бог хранил меня», Ника Глебова, Журнал «Автозапчасти и цены», [09-2004]
Табаков больше не играет в поддавки, Марина Райкина, Московский Комсомолец, [31-08-2004]
Есенин налегает на котлеты, Трибуна, [17-08-2004]
Дмитрий Назаров: Интриги — украшение театра, Марина Зельцер, Вечерняя Москва, [6-08-2004]
ПРИГЛАШЕНИЕ В ПАРТЕР, Любовь Лебедина, Газета «Труд», [4-08-2004]
Безруков за решеткой, Российская газета — Верхняя Волга, [3-08-2004]
Лев Дуров: Шапка Мономаха и неполученный грант, Павел Подкладов, Newsinfo национальная информационная группа, [3-08-2004]
Мороз и солнце, Ольга Сапрыкина, Атмосфера, [1-08-2004]
Олег Табаков и императорские театры, Павел Руднев, Ваш досуг, [24-07-2004]
Виталий Егоров: «Играть до разрыва аорты», Светлана Тарасова, Досуг&развлечения, [16-07-2004]
СЕРГЕЙ И ИРИНА БЕЗРУКОВЫ: рецепт идеальной любви, Хелло, [13-07-2004]
Ирина Безрукова «Цветы без формальностей», Цветы, [10-07-2004]
100 зонтов в придачу, Петр Кузьменко, Вечерняя Москва, [9-07-2004]
Хотели как лучше…, Елена Ямпольская, Русский курьер, [9-07-2004]
Сергей Безруков: Христа сыграть нельзя, Т. Хорошилова, Российская газета, [9-07-2004]
Легкая передышка, Александр Калягин, Новые Известия, [8-07-2004]
«Идеальный муж», Игорь Вирабов, Комсомольская правда, [7-07-2004]
Встреча с Сергеем Безруковым в гостиной «АиФ», Аргументы и факты, [28-06-2004]
Марина Зудина: «Я знаю, что такое любовь», Светлана Тарасова, Досуг&развлечения, [25-06-2004]
Легкое дыхание, Светлана Тарасова, Досуг&развлечения, [25-06-2004]
Огнеборцы, Московский комсомолец, [25-06-2004]
Ирина и Сергей Безруковы, Человек и космос, [25-06-2004]
Сергей Безруков записал музыкальный альбом., Hello!, [22-06-2004]
Сергей Безруков: «Тарантино заслужил мировое внимание и признание», Страна.ru, [22-06-2004]
Александру Калягину понравилась смерть графини, Наталья Волошина, Комсомольская правда, [21-06-2004]
Текст форума с Сергеем Безруковым ( и Ириной Безруковой), который прошел 19.06.04, [19-06-2004]
Над всей Россией облачное небо, Елена Ямпольская, Русский курьер, [19-06-2004]
Сказать людям самое важное, Украина и мир сегодня, [18-06-2004]
Когда слово — золото, Майя Кучерская, Российская газета, [18-06-2004]
Записки из детского ада, Ирина Алпатова, Культура, [17-06-2004]
Читали и плакали, Итоги, [15-06-2004]
Сергей Безруков борется за жизнь, дни.ru, [15-06-2004]
Соло для магнитофона с артистом, Людмила Печерская, Украина и мир сегодня, [11-06-2004]
Чтение несчастного испанца, Марина Шимадина, Коммерсантъ, [11-06-2004]
Перевели в ч/б, Артур Соломонов, Известия, [11-06-2004]
На сцене театра имени Ивана Франко — моноспекталь «Последняя запись Крэппа», Надежда Григорьева, podrobnosti.ua, [10-06-2004]
Вакантное место пусто не бывает, Наталия Каминская, Культура, [10-06-2004]
Театр начинается с печки, Русский Монреаль, [10-06-2004]
Александр Калягин подвел итоги театрального сезона, Екатерина Васенина, Новая газета, [7-06-2004]
Чехов. Девушка. Анекдот, Елена Ямпольская, Русский курьер, [7-06-2004]
Тени забытых предков, Алена Карась, Российская газета, [7-06-2004]
С выраженьем на лице, Александр Соколянский, Время новостей, [4-06-2004]
Пробегающая красота, Лариса Юсипова, Ведомости, [4-06-2004]
К лесу — садом, Марина Давыдова, Известия, [4-06-2004]
Бог умер? Или все-таки есть., Наталья Казьмина, «Дом актера», [06-2004]
Когда мы увидим «небо в алмазах»?, Любовь Лебедина, Труд, [29-05-2004]
Возродится ли театр им. А. Чехова в Ялте?, Юлия Гольденберг, Новые Известия, [28-05-2004]
Люди в склепе, Ирина Алпатова, Культура, [27-05-2004]
Дядя Ваня не догнал Олега Табакова, Игорь Вирабов, Комсомольская правда, [26-05-2004]
«Дядя Ваня», Марина Мурзина, АиФ-Москва, [26-05-2004]
Александру Калягину — 63, Новые Известия, [25-05-2004]
Четвертая стена, пятая стена, Григорий Заславский, Независимая газета, [24-05-2004]
Дом восходящего солнца, Ксения Ларина, Радиостанция «Эхо Москвы», [22-05-2004]
Радость, которой не миновать, Дина Годер, Газета.Ru, [20-05-2004]
Дом окнами в зал, Ольга Егошина, Новые известия, [20-05-2004]
«Дядя Ваня» против «Чайки», Марина Райкина, МК, [20-05-2004]
Больше жизни, Александр Соколянский, Время новостей, [20-05-2004]
Деревенский романс, Алена Карась, Российская газета, [20-05-2004]
Сергей Безруков: с Eсениным в голове, Московский комсомолец, [20-05-2004]
Безруков поэта не предавал, Аргументы и факты, [19-05-2004]
Олег Табаков: Я еще расту и учусь, Марина Зельцер, Вечерняя Москва, [18-05-2004]
Творческая встреча с Сергеем Безруковым в Константиново (16 мая 2004 года)., [16-05-2004]
Фрагмент ответов Сергея Безрукова на вопросы на Благотворительном концерте в Константиново, [16-05-2004]
Без грима, Михаил Золотников, Российская газета, [14-05-2004]
«Надо, господа, дело делать», Елена Ямпольская, Русский курьер, [13-05-2004]
Обезбоживание организма, Ирина Алпатова, Культура, [13-05-2004]
«Бог» в домашних тапочках, Ольга Егошина, Новые известия, [12-05-2004]
Трудно быть богом, Елена Ямпольская, Русский курьер, [12-05-2004]
Диабетус с Гепатитусом зажигают, Дина Годер, www.russ.ru, [7-05-2004]
Быть Вуди Алленом, Глеб Ситковский, Газета, [6-05-2004]
Древнегреческие неудачники, Мария Львова, Вечерний клуб, [5-05-2004]
Скольжение, Ольга Нетупская, Страстной бульвар, 10, [1-05-2004]
Три сестры, Александр Вислов, Театральная афиша, [05-2004]
Обманчивая суть вещей, Алиса Никольская, «Культура», [29-04-2004]
Вишневый сад с помидорами, Майя Мамаладзе, Утро. ru, [26-04-2004]
Сергей Безруков в возрасте Есенина, TV-Парк, [25-04-2004]
Сергей Безруков: «Современные дети умнее нас», Новые известия, [9-04-2004]
Турбины — первые и последние, Дина Годер, www.russ.ru, [8-04-2004]
Андрей Житинкин: Мобильники я запираю в кабинете, Марина Зельцер, Вечерняя Москва, [6-04-2004]
Есть ли жизнь без кассы?, Андрей Ванденко, Итоги, [5-04-2004]
Создан трехмерный фильм о жизни на МКС, НТВ, [5-04-2004]
По ту сторону монитора, Дневник фестиваля «Золотая маска», [3-04-2004]
Год творческих людей, Александр Калягин, Театральные Новые Известия, [3-04-2004]
Капустник о Белоснежке — в меру циничная пародия на детский спектакль, Екатерина Сальникова, Ваш досуг, [30-03-2004]
Шаг в бездну, Александр Калягин, Новые Известия, [30-03-2004]
Борьба с преступностью средствами кино, Еженедельный журнал, [30-03-2004]
Рыжий и Белый против летающего Петровича, Дина Годер, Русский Журнал (www.russ.ru), [29-03-2004]
Театр замаскировался под цирк, Татьяна Кузнецова, Коммерсантъ, [29-03-2004]
Летчик Петрович обещал вернуться, Глеб Ситковский, Газета, [29-03-2004]
Полный цирк, Александр Соколянский, Время новостей, [29-03-2004]
Метаморфозы на Цветном, Ирина Корнеева, Российская газета, [27-03-2004]
Безруков остался в «городе без солнца», Смена, [26-03-2004]
Про МКС сняли трехмерный фильм, Компьюлента, [26-03-2004]
Князь Владимир против Покемонов, Огонек, [25-03-2004]
Феллини не ночевал…, Роман Должанский, Коммерсант, [24-03-2004]
Сергей Безруков полетит в космос!, KM. ru, [24-03-2004]
Сергей Безруков спасал «Березы», Комсомольская правда, [24-03-2004]



© 2002—2019 Школа-студия МХАТpublic@mxat-school.ru