Logo
Title
Title



Главная :: Пресса :: Текст форума с Сергеем Безруковым от 18 июня
Загадка Ивана Павловича
О премьере Михаила Угарова «Газета'Русский инвалид' за 18 июля…» в театре «Еt Сetera»

1.


В 2002 году драматург Михаил Угаров дебютировал в режиссуре, избрав для того собственную пьесу, и оттого вышел любимый москвичами спектакль «Облом off». Так Угаров доказал сценическую состоятельность своей драматургии и уникальный актерский дар исполнившего роль Обломова Владимира Скворцова. «Облом off» стал на ту пору одним из манифестов и главным постмодернистским текстом Новой драмы, оказавшим немалое влияние на многих представителей ее интеллектуального крыла — Максима Курочкина, Вяч. Дурненкова, Ивана Вырыпаева. Берёмся доказать, что с премьерой пьесы Угарова «Газета „Русский инвалид“ за 18 июля?», в которой вновь занят Скворцов, в своем роде альтер эго режиссера Угарова, история повторилась.

Хотя многие театралы, хорошо знающие Угарова, его противники и некоторые соратники, растерялись. «Просто невероятно, — сказали они. И это один из идеологов и организаторов движения Новой драмы? Создатель наирадикального в Москве Театра.doc и „фестиваля действительного кино Кинотеатр.doc“? Пламенный поборник документализма, актуальных тем и живых героев? Что это за перебор по старым струнам, как же репутация авангардиста!»

Героя «Газеты?» зовут Иван Павлович. Имя малопримечательное, и история крайне обыкновенная. За два года до дня, описанного автором, Иван Павлович полюбил замужнюю даму и увез за границу. Там беглецов настиг оставленный муж, упал перед женой на колени, та возьми, да и вернись в семью. Только прежде милая пара за счет Ивана Палыча неплохо заграницей пожила, отчего как душевное, так и финансовое состояние героя пьесы изрядно расстроено. Обо всем том выясняется по ходу, в разговорах между собой И. П. с племянником и племянницей, да еще со старушкой няней.

Ну а на самом деле не так-то всё просто, как по началу кажется. О том начинаешь догадываться из-за ощущения, что представленное мы где-то когда-то уже видели. «Такое чувство, текст просто цитатами набит», — слышно было от иных, выходящих из зала. Кроме того, в качестве программки была роздан якобы номер газеты «Русский инвалид», текст пьесы же в ней был напечатан полностью. Некоторые, почувствовав подвох, представьте себе, читали его по ходу спектакля, и не верили своим глазам. Другие, которым от действия оторваться было трудно, не поверили им уже после. Выяснилось, происшедшее на сцене значительным образом отличалось от напечатанного в программке.

Владимир Скворцов в роли Ивана Павловича был бесподобен и мало кого оставил равнодушным. Зрители послушно промокали глаза платком, когда Иван Павлович рассказывал о своих переживаниях. Нервически хихикали, когда герой со смехом душевнобольного никак не мог вспомнить, был ли настигший беглянку муж низким блондином или высоким брюнетом. Послушно поддакивали и подсмеивались, когда Иван Павлович как петух задирался, выкрикивая доводы против «нувеллистов» и прочих «исказителей» действительности. Гневных его отповедей удостоились литературный сюжет, различные «вдруг», которыми грешат сочинители, а также понятие стиля.

«Жизнь совершенно бесстильна», в качестве контрдовода горячо восклицал Иван Павлович. «Эти спектакли были такими стильными», ехидно передразнивал затем актер невидимых оппонентов, решительно идя против текста пьесы. И у театрала, сидящего в зале, опять же возникало ощущение дежа вю: именно так писали критики о спектаклях Центра Драматургии и Режиссуры, где идут многие спектакли Новой драмы, в том числе и «Облом off».

Так отчего Иван Павлович, кажется таким знакомым? Начнем с того, кем он приходится другим героям пьесы, Алеше и Сашеньке. Приходится он им дядей. Такое занятное родство представлено — дядя, племянник, племянница и няня, которая, судя по всему, нянчила не одного члена этого семейства. Тут уж начинает вырисовываться нечто знакомое — ах, так стало быть «дядя Ваня», это что же угаровский И. П. , родственник чеховскому? Ага, так как Угаров не выступал незадолго до последнего фестиваля Новой драмы «против Чехова», в своё время он был под его несомненным влиянием! Однако кроме имени, племянницы и несчастной любви (только совсем в ином роде), с героем Чехова И. П. мало что связывает. Чеховский дядя Ваня состояние свое не промотал, зато считал, что напрасно прожил жизнь, а Иван Павлович своим образом жизни доволен. Да, вот няня в «Дяде Ване» тоже есть. Впрочем, это действующее лицо много где имеется?

Известен другой «литературный дядя» одного «молодого повесы». Тот «не в шутку занемог», но «уважать себя заставил». За всю эту скуку «ходить за ним и день и ночь» оставил племяннику неплохое состояние, которое последний употребил на то, что жил в свое удовольствие, убил мимоходом друга на дуэли и, пройдя мимо большой любви, догадался о том слишком поздно. С Евгением Онегиным большое родство выказывает Алеша, племянник Ивана Павловича. Он также эмоционально черств, например, его раздражает старость няни, и он с детской жестокостью дразнит ее «помрешь скоро, а мы вишенки и черешенки будем кушать».

Порядочный прагматик, Алеша плетет дяде небылицы о том, что женится на старухе ради денег, иначе Лиза утопится («бедная Лиза утопится», опять такое знакомое, карамзинское). Явившаяся сестра выдает дяде брата с головой: Алеша просто хотел бы и любимую невестой завести, и деньгу обрести, а Лиза устала его дожидаться и замуж засобиралась, вот племянник и пришел дядю совестить: ведь кабы И. П. не промотал состояние на ветреную дамочку, то снабдил бы племянника деньгами. Дядя и сам поймет, что Алеша «врет» и устроит ему родственную проволочку. Вполне мягкую и отеческую, в итоге Алеша даже усовестится. А еще в романе Пушкина по-доброму вспоминает о злосчастном дяде только старая ключница Анисья, хотя покойник с ней и «сорок лет бранился», есть и другая старушка няня в героинях? Ну и хватит. Пора, пожалуй, прекратить литературные изыскания. 

Подобно тому, как Том Стоппард в центр своей драмы «Розенкранц и Гильдестерн мертвы» внутрь сюжета другой прославленной трагедии поместил двух ее малозначимых героев, Михаил Угаров поместил обычно незначительных литературных персонажей в центр своей пьесы. Но Иван Павлович обитает не внутри какого-либо конкретного знаменитого сюжета, он родом из некого собирательного сюжета Великой Русской Литературы. Постмодернизм данного приема особо последователен тем, что сходство коллизий мерцательное, и невольно вспоминается высказывание другого известного постмодерниста, Виктора Пелевина: «А вообще в русской литературе было очень много традиций, и куда ни плюнь, обязательно какую-нибудь продолжишь». Если его несколько перефразировать, заменив слово «традиция» словом «сюжет», то оно в точности об угаровской пьесе. Что же касается традиции, Угаров последовательно соблюдает главный постулат реализма, а именно принцип живописать события в режиме «здесь и сейчас».

Главной уловкой, усиливающей сходство пьесы Угарова с классикой, становится именно необыкновенное авторское внимание к деталям. Эту невероятную «вещественность», внимание к объекту, бывшее отличительной чертой реализма, г-н Угаров копирует с поразительной безупречностью и знанием дела. Именно так он практически мистифицирует зрителя, что поместил своего загадочно знакомого героя внутрь реалистического произведения. Перечисленные вещи исключительно мертвые, но описываются и перебираются они внимательно и с какой-то необыкновенной ласковостью, так что чувствуется заметная ностальгия к ушедшим навсегда предметам. А тем временем, даже с этим самым временем в пьесе и в спектакле всё нереально.

«Никаких „вдруг“, вдруг может лишь наступить лето или придти зима!», заклинает Иван Павлович. И по ходу так и получается. Поначалу Иван Павлович перечисляет приметы лета, затем его племянники заявляются в зимних одеждах, Алеша даже ноги отморозил, но в конце пьесы у няни телятина от жары испортилась. Часовые стрелки на циферблате отмахивают два часа, сценического времени же гораздо меньше. Но самая главная странность не в этом, а в действиях Угарова как постановщика.

Первое, переоблачение героя в современный дорожный костюм: брюки с карманами на штанинах, куртку на молнии, рюкзак за плечами и красную лыжную шапочку. Другое: судя по пьесе, Иван Павлович не поддается на письменный призыв своей бывшей возлюбленной вновь, но на этот раз навсегда убежать с ней. Свидание дама назначает ему на 6 часов, и перед внимательным взглядом всех героев напольные часы на сцене с исправностью и точно по тексту этот час пробьют. Далее Иван Павлович разглагольствует еще час, демонстрирует несколько раз средний палец руки — ах да, вот еще кроме дорожного костюма отличие от текста и заодно анахронизм! — и в финале спектакля оказывается на вокзале, хотя пьеса о том решительно умалчивает. Иные из финала спектакля заключили, что герой все же последовал за своей капризной дамой сердца. Однако, вернее всего, не последовал. Стрелки на часах аргумент не менее весомый, чем ружьё, которое должно выстрелить.


2.


Вернемся к пьесе. Что же, собственно говоря, в ней произошло?

По пьесе И. П. на самом деле не в шутку болен. Болезнь его в старину называлась «разбитое сердце». Но в наш век никуда она не подевалась, а последствия ее психологи и аналитики называют разными именами, как то психоз, невроз, астенический синдром и прочее. В результате такой болезни, как её не назови, И. П. два года не покидал своего дома. «Нельзя позволять впутывать себя в сюжет!» — настаивает И. П. Артист Скворцов, как и положено альтер эго режиссёра, в этот момент с точностью копирует интонации Угарова. Но Иван Павлович не кардинально против сюжетов. Он восстает против тех из них, что искусственны и надуманы. А более всего против «хороших концов»: «Концов вообще нет! Ни хороших, ни плохих! Все тянется и тянется, все ничем не кончается!»

«В другой раз я в сюжет не попаду!», торжествуя, объявляет Иван Павлович. Встречаться с бывшей возлюбленной отказывается. Тем самым он совершает собственный, мыслимый только для него одного выбор. Пользуется правом прожить свою жизнь так, как он посчитал нужным, и не стать второстепенным персонажем чужого, пусть даже весьма увлекательного сюжета. Это право он вручает не только себе.

Не много счастья принесло наследство чеховского дяди Вани, отданное в жертву покойной сестре — жене профессора Серебрякова, его племяннице Соне. Далеко не лучшим образом распорядился состоянием, доставшимся ему от «дяди честных правил» Евгений Онегин. Иван Павлович не оставляет своим племянникам ничего кроме права на свободу выбора. А именно — возможность сконструировать жизнь не за чей-то счет, а свойственным единственно им самим образом.

Режиссер Угаров смысл пьесы полностью сохранил, но сверху наложил сквозное действие. И насквозь правдоподобный текст (за исключением подмены лета на зиму) сопровождают насквозь неправдоподобные события. Всё на сцене, включая сценографию бессменного художника Угарова Андрея Климова, как нарочно подчёркивает сочинённость происходящего. Самый подходящий антураж для того, чтоб на наших глазах герой пьесы сам вершил свою судьбу.

Наконец, подобно тому, как стрелки часов на сцене с удвоенной скоростью оборачиваются вокруг циферблата, обшитые деревом панели дома И. П. оборачиваются вокруг своей оси, и герой в современном костюме оказывается под гранитными стенами вокзала. Табличка на стене для пущей убедительности висит «Сенатская улица». А мы, попадаясь на удочку строгой детализации, начинаем судорожно вспоминать, какой такой вокзал находился на ней? Да никакой не находился.

А нужно все это для того, чтоб из «драмы состояний» пьеса перешла в «драму действия».

А нужно все это для того, чтоб пьеса стала манифестом, потому как выедет И. П. со станции N по пути, проложенном классической реалистической традицией, и прибудет в наши дни.

В статье «Столкновение пустот: может ли постмодернизм быть русским и классическим?» (Новое литературное обозрение, № 28, 1997), в исследовании Сергея Корнева, посвященном Пелевину, автор статьи среди прочего доказывает любопытный парадокс. С одной стороны Пелевин законченный постмодернист из-за «тотального отрицания идеалов благополучно прожитой жизни». И вместе с тем он полностью идеологичен — речь идет, разумеется о проповеди собственных идей писателя, что совершенно не в духе постмодернизма, который сам по себе ироническая игра, стёб, в котором «серьёз» трудно отличим от шутки или пародии. Корнев остроумно называет такой парадоксальный постмодернизм «русским и классическим». К русским классическим постмодернистам по той же причине следует отнести и Михаила Угарова.

А в финале Иван Павлович попросту уехал. Уехал, оторвавшись от сюжетов идеально прожитой жизни. Уехал от искусственной «глупой глупости». От «перемен от несчастия к счастию». Именно им, благополучным «концам» предназначен неприличный жест Скворцова в роли Ивана Павловича. А кто-то скажет, что дамочку, разбившую однажды сердце, лишь могила исправит, и со стороны И. П. решение уехать от нее подальше было весьма мудрым, и что ничто так не лечит душу, как перемена мест. И по своему будет прав.

Но всё же где герой Угарова работает по воле автора? — В газете. Что публикует? — Путевые заметки. Что же еще так не соответствует документализму как подобные занятия. Кроме того, можно вспомнить, что на последнем фестивале Новой драмы дискуссии проходили под именем Л. Н. Толстого, во многом по инициативе Угарова. Отчасти «главные новодрамовцы» стали «яснополянцами» потому, как в имении Толстого проходят их драматургические лаборатории. Но угаровский выбор на Толстого пал не случайно: Толстой был ярчайшим представителем Великой Русской Реалистической Литературы, так от кого же, как не от него вести традицию тем, кто сегодня в своем творчестве фиксирует события в режиме «здесь и сейчас». К предсмертному поступку Толстого — его уходу из дому — апеллирует финал спектакля.

Итак, угаровский Иван Павлович попросту ушел из своего литературного Русского Классического Дома в самую гущу жизни. Герой ушёл и от имени своего автора оставил театральный манифест. Но, что удивительно, в нем есть и ностальгия, и действенная мораль, и лозунг о ценности жизни вообще, и преемственность реалистической традиции живой и ирония над ней мертвой. Есть призыв замечать настоящие приметы времени, внимание к естественности и уход от фальши. Воистину это русский классический постмодернизм.

Как ни ценна сегодняшняя Новая драма тем, что вовлекает на сцену актуальную тематику, наконец, просто тем, что возвращает театру живого автора, но своими экспериментами с традиционными категориями драматургии — такими, как время и место действия, как герой — она ещё более интересна. Этим она и оправдывает заимствование своего названия у революционного для драмы явления в начале ХХ века.

Полит. ру
Майя Мамаладзе, 6-04-2006


Текст форума с Сергеем Безруковым от 18 июня, [18-06-2006]
Сожженные письма, Алиса Никольская, «Взгляд», [8-06-2006]
У Безрукова роман с китаянкой, Лариса Резникова, Московский Комсомолец, [5-06-2006]
«Виражи времени». Готовность тратить себя, Радио России, [3-06-2006]
В «Поцелуе бабочки» Сергей Безруков и летает, и целуется, Родион Чемонин, Агентство Национальных Новостей, [1-06-2006]
Актер Сергей Безруков: «Мы стали стесняться своих эмоций», Артур Соломонов, Известия, [1-06-2006]
Неправильная красавица, Александра Машукова, Искусство кино, № 6 за 2006 год, [06-2006]
Плюшкин с харизмой, Елена Губайдуллина, Планета Красота, № 6, [06-2006]
Сережа большой и Сережа маленький, Татьяна Караева, Рублевское шоссе, [06-2006]
ДАРЬЯ КАЛМЫКОВА: ТЕАТР — ЭТО ТРЕНАЖЕРНЫЙ ЗАЛ, Екатерина Юнина, ТЕЛЕСРЕДА, [31-05-2006]
On-line форум с Яной Сексте, Яна Сексте, [29-05-2006]
Время добрых дел: звезды в гостях у детей, Donors.ru, [28-05-2006]
Александр Калягин: «Реформаторам мешает собственный народ», Наталия Каминская, «Культура», [25-05-2006]
Звенящая струна театра, VIP-Premier, [25-05-2006]
Вот такой квадратный арбуз, Ольга Галахова, Дом Актера, № 6, [23-05-2006]
Озабоченный театр, Юрий Егоров, «Единая Россия», [22-05-2006]
Мы стоим на границе дикого поля, «Новая газета», [22-05-2006]
Мельпомена на контракте, Андрей Ванденко, Итоги, № 20, [21-05-2006]
Воин на поле любви, Елена Кутловская, «Независимая газета», [19-05-2006]
Заключительное слово А. Калягина к участникам II Всероссийского форума «Театр: время перемен», [16-05-2006]
ДОКЛАД А. Калягина на открытии II Всероссийского форума «Театр: время перемен», [15-05-2006]
СЕРГЕЙ БЕЗРУКОВ: «ЛЮБЛЮ ХУЛИГАНИТЬ НА СЦЕНЕ», Марина Зельцер, Досуг & развлечения, [11-05-2006]
On-line конференция с Ириной Безруковой, [6-05-2006]
Сергей Безруков: «Я всю жизнь мечтал о Хлестакове», Катерина Антонова, Театральные Новые Известия, [28-04-2006]
Счастливый номер, Елена Ямпольская, Известия, [28-04-2006]
НЕМАЯ РОЛЬ ЕВГЕНИЯ МИРОНОВА, Ирина Данилова, СЕМЬ ДНЕЙ, [27-04-2006]
Сергей Безруков: «Я всю жизнь мечтал о Хлестакове», Катерина Антонова, Театрал, № 5, [27-04-2006]
Возвышающий обман, Ксения Ларина, Театрал, № 5, [27-04-2006]
Федор Бондарчук —- Сергей Безруков, Новая неделя, [22-04-2006]
Мы - партнеры государства, Александр Калягин, «Культура», [20-04-2006]
Куда ж несешься ты?, Итоги, [17-04-2006]
Денис НИКИФОРОВ. ТАНЦЫ НА РИНГЕ. , Мария Гущина, ТВ ПАРК, [13-04-2006]
Гоголь-allegri, Александр Соколянский, Время новостей, [11-04-2006]
Живее всех живых, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [10-04-2006]
Детские радости, Григорий Заславский, Независимая газета, [10-04-2006]
Безрукова достали помещики, Марина Райкина, Московский комсомолец, [10-04-2006]
Чичиков — подарок для Сергея Безрукова, радио «Маяк», [7-04-2006]
«Похождение» — громкая премьера Табакерки, Нара Ширалиева, ТК «Культура», [7-04-2006]
В МХТ премьера — новая версия «Мертвых душ» Гоголя, Галина Филоненко, Первый канал, [7-04-2006]
Загадка Ивана Павловича, Майя Мамаладзе, Полит. ру, [6-04-2006]
Милые души, Родион Чемонин, Агентство Национальных Новостей, [6-04-2006]
Сергей Безруков узнает в Чичикове себя, Родион Чемонин, Агентство Национальных Новостей, [6-04-2006]
Семнадцать мгновений таланта, Мария Челищева, Московский Комсомолец, [3-04-2006]
Бойцовые рыбки, МК-Бульвар, [3-04-2006]
Ирина Безрукова: игра в кино, Ирина Толчева, Strong Man, № 4, [1-04-2006]
Cергей БЕЗРУКОВ: Молодежь бросилась читать Есенина — это Победа!, Наталья Арт, Духовность. Вера. Возрождение, № 1, [04-2006]
Похождение ловца мертвых душ, Лиана Хусаинова, Страстной бульвар 10, № 8, [04-2006]
«Есенин» по умолчанию, Лиана Хусаинова, Духовность. Вера. Возрождение, № 1, [04-2006]
«Похождение» повесы, Коммерсант Weekend, [31-03-2006]
Машков разделся. Миронов тоже, Наталья Ртищева, РОДНАЯ ГАЗЕТА, [31-03-2006]
ЕВГЕНИЙ МИРОНОВ: «Хотел сыграть гада», Роман Широков, ВАШ ДОСУГ, [30-03-2006]
Премьера. Машина ждет, Светлана Солнцева, ИА «Национальная Информационная группа» (Москва), [30-03-2006]
Сергей Безруков в сыгранных и несыгранных ролях, Мария Боголюбская, Rе:Акция, [30-03-2006]
Масляков был зрителем, а Табаков — покровителем, Наталия Каминская, Культура, [30-03-2006]
Угрюм-лекарство от тоски, Светлана Хохрякова, Культура, [30-03-2006]
Табаков раздал в театре продуктовые наборы, Никита Красников, Комсомольская правда, [28-03-2006]
Табаков поощрил смелость и дерзость, Марина Райкина, Московский Комсомолец, [28-03-2006]
Любит/не любит, «Итоги», [27-03-2006]
Мы живем на самом острие, Александр Калягин, «Известия», [27-03-2006]
И так далее, Андрей Ванденко, «Итоги», [27-03-2006]
Газета «Русский инвалидъ» за 18 июля…, Елена Ковальская, «Афиша», [27-03-2006]
Глюки музыки, Ирина Алпатова, Газета «Культура», [23-03-2006]
Есть ли жизнь после классики?, Наталия Каминская, «Культура», [23-03-2006]
Средний палец Михаила Угарова, Евгения Шмелева, «Театральные Новые Известия», [23-03-2006]
Без ангажированности, Борис Поюровский, Литературная газета, [22-03-2006]
Конец историйки, Дина Годер, «Эксперт», [20-03-2006]
Сюжет предан анафеме, Григорий Заславский, «Независимая газета», [17-03-2006]
Хороший конец под рельсами, Ольга Фукс, «Вечерняя Москва», [16-03-2006]
Бонни и Клайд: женский вариант, Марина Райкина, "Московский комсомолец", [16-03-2006]
Вдруг без друга, Роман Должанский, «Коммерсант», [16-03-2006]
Ольга Красько запретила Олегу Табакову ругаться матом, Елена Бурцева, АиФ Суперзвёзды, [14-03-2006]
Оff через ять, Марина Давыдова, «Известия», [10-03-2006]
Сюжет из газеты, Григорий Заславский, «Независимая газета», [10-03-2006]
Жили и помнили: советская проза на сцене МХТ, Павел Руднев, Деловая газета «Взгляд», [8-03-2006]
Театр, выставленный на продажу, Александр Калягин, «Независимая газета», [3-03-2006]
Вопросы вечные, ответы разные, Александр Калягин, «Культура», [2-03-2006]
Яна Сексте. ТЕРРОРИСТКА МУСЯ, Анастасия Исаева, ДОМ АКТЕРА, [1-03-2006]
Роман финансиста, Борис Минаев, «Новая газета», [27-02-2006]
Анимационная лепота, Леонид Клейн, Полит. ру, [23-02-2006]
«Князя Владимира» сравнили с президентом Владимиром, Агентство национальных новостей, [22-02-2006]
Премьера анимационного фильма «Князь Владимир», Первый канал, [21-02-2006]
«Поцелуй бабочки»: русско-китайская любовь., Елизавета Бам, Петербургский телезритель, [20-02-2006]
Ответы Сергея Безрукова на вопросы форума от 19.01.2006, [9-02-2006]
За что страдает Красное солнышко, Дмитрий Савосин, Вечерняя Москва, [8-02-2006]
Интуиция, что сродни вдохновению, Радио России, [4-02-2006]
Евгений Миронов: «Сейчас гораздо сложнее, чем в сталинские времена: много мелких бесов», Алла Архангельская, ВАШ ДОСУГ, [2-02-2006]
Поза жизни, Ирина Алпатова, Культура, [2-02-2006]
«Лицо года» — Олег Табаков, Василиса Волгина, Лица года КОНКУРС, [31-01-2006]
От «Доходного места» до «Смешных денег», Марина Квасницкая, Новая газета, [30-01-2006]
Выплыли, Марина Давыдова, Известия, [30-01-2006]
Массовый заплыв в свитерах, Марина Райкина, Московский Комсомолец, [30-01-2006]
Евгений Миронов: «Меня называли молодым Меньшиковым, но я решил искать свои пути», Антон Потоцкий, МК-Бульвар, [30-01-2006]
Маленькие люди на фоне большого века, Константин Щербаков, «Новое время», [29-01-2006]
Со всеми вытекающими, Олег Зинцов, Ведомости, [27-01-2006]
Русь уходящая, Григорий Заславский, Независимая газета, [24-01-2006]
Место смерти изменить нельзя, Марина Райкина, Московский Комсомолец, [24-01-2006]
Ледяной дом, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [21-01-2006]
Рисковал, но выиграл, Алексей Филиппов, Московские новости, [20-01-2006]
Любовь в кубе, Глеб Ситковский, Газета, [19-01-2006]
Текст форума, прошедшего 19.01.2006 года, [19-01-2006]
Валентин Распутин: Это у меня лучшая Настена, Павел Басинский, Российская газета, [19-01-2006]
Жена дезертира, Ольга Егошина, Новые Известия, [19-01-2006]
Из света в тьму перелетая, Литературная газета, № 1, [18-01-2006]
Марина Брусникина: Молодые гораздо интереснее «звезд», Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [18-01-2006]
Что случилось в зоопарке, Анна Гордеева, «Время новостей», [17-01-2006]
Нас испортил квартирный ответ, Новая газета, [16-01-2006]
Ирина Безрукова: Я не «мужняя жена», Агентство Национальных Новостей, [16-01-2006]
Безруковы в гостях у Кустурицы, Hello!, [16-01-2006]
История одного возвращения, Алена Карась, «Российская газета», [14-01-2006]
Мечты Агафьи Тихоновны, Культура, [12-01-2006]
Кино должно нести надежду, МК-Петербург, [11-01-2006]
Вешал бы кто?!, Алиса Никольская, Театральная касса, [1-01-2006]
Виктор Рыжаков: ?Не люблю тотальный режиссёрский театр?, [01-2006]
Плюшкин с харизмой, Елена Губайдуллина, Планета Красота, [6-2006]
Премия легкого поведения, Марина Шимадина, Коммерсант, [28-12-2005]
Несколько слов в защиту?, PRO Кино, [27-12-2005]
«Мастер и Маргарита»: они сделали это, Вести недели, [25-12-2005]
«Чайки» разлетятся по московским театрам, Павел Сигалов, Коммерсант, [24-12-2005]
Уроки «Мастера»: народ не безнадежен, Известия, [23-12-2005]
Взгляд неотрезанной головы, Российская газета, [22-12-2005]
Сергей Безруков: от грешника к праведнику., Аргументы и Факты (Украина), [22-12-2005]
Добрый человек из Ершалаима, Алла Боссарт, Новая газета, [22-12-2005]
Жажда жизни, Светлана Тарасова, Досуг & развлечения, [22-12-2005]
Один как перст, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [19-12-2005]
ОЛЬГА КРАСЬКО: «Моя стратегия — интуиция», Светлана Полякова, Культура, [15-12-2005]
Рассказ о семи повешенных, Кристина Матвиенко, TIME OUT МОСКВА, [14-12-2005]
10 минут счастья…, Ян Смирницкий, Московский комсомолец, [12-12-2005]
Легко ли играть гения?, Ксения Ларина, Эхо Москвы, [4-12-2005]
ОЛЕГ ПАЛЫЧ МАТРОСКИН, Татьяна Петрова, Лица, [1-12-2005]
Верю и не верю, Собеседник, [29-11-2005]
Закончится вешалкой, Глеб Ситковский, Газета, [29-11-2005]
Смерть как весело, Роман Должанский, Коммерсант, [29-11-2005]
Дарья Калмыкова: «Самая лучшая подружка — это муж», Леонид Гуревич, СЕМЬЯ, [28-11-2005]
Минуты настоящего, Ольга Егошина, Новые Известия, [28-11-2005]
Фрейд отдыхает, Итоги, [28-11-2005]
Денис Никифоров: «Стараюсь жить не падая!», Софья Денисова, НОВАЯ НЕДЕЛЯ, [26-11-2005]
Есенин навсегда, Алексей Солоницын, Волжская Коммуна, [23-11-2005]
Первые отзывы зрителей о фильме «Город без солнца», [23-11-2005]
Избранные выдержки из международной прессы о фильме «Город без солнца», [23-11-2005]
Даже не думайте, Олег Зинцов, Ведомости, [22-11-2005]
Даже не думайте, Олег Зинцов, Ведомости, [22-11-2005]
Даже не думайте, Олег Зинцов, Ведомости, [22-11-2005]
Фильм слаб, но заслуживает награды, Литературная газета, [22-11-2005]
Все решим с доктором, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [21-11-2005]
Безруков влюбился в китаянку, КП-Петербург, [17-11-2005]
Уйти и не вернуться, Артем Солнышкин, Досуг & развлечения, [17-11-2005]
Трудно быть монстром, Елена Груева, Ваш досуг, [17-11-2005]
Младшая Гедда, Глеб Ситковский, Газета, [14-11-2005]
Младшая Гедда, Глеб Ситковский, Газета, [14-11-2005]
Столикий Табаков, Алена Карась, Российская газета, [14-11-2005]
Я вам не кенарь — я поэт!, Т. Хорошилова, Российская газета, [11-11-2005]
СЕРГЕЙ БЕЗРУКОВ: ЕСЕНИН НЕ СКАНДАЛИЛ, А ПРОТЕСТОВАЛ, Николай Григорьев, Московский комсомолец, [11-11-2005]
По есенинским местам, Андрей Ванденко, Итоги, [7-11-2005]
?И ПЛЮСЫ, Павел Руднев, Театральные Новые Известия, [1-11-2005]
МИНУСЫ?, Ксения Ларина, Театральные Новые Известия, [1-11-2005]
Евгений Миронов, Ксения Ларина, Театральные Новые Известия, [1-11-2005]
Сергей Безруков: Мечта поэта, Cosmopolitan, [1-11-2005]
СУМЕРКИ, или МЕРЗЛАЯ ЗЕМЛЯ, Наталья Пивоварова, Экран и сцена, [11-2005]
Начало показа сериала «Есенин», Первый канал, [31-10-2005]
Семейный Есенин, Time Out, [31-10-2005]
Опасности любви, Джон Фридман, Москоу Таймс, [28-10-2005]
Я МОСКОВСКИЙ ОЗОРНОЙ ГУЛЯКА, Михаил Садчиков, Труд, [27-10-2005]
ВИТАЛИЙ ЕГОРОВ: «Сажаю цветы и пою арии», Светлана Полякова, Культура, [27-10-2005]
Текст форума, прошедшего 22.10.2005, [22-10-2005]
Репортаж о презентации романа «Есенин», Первый канал, [21-10-2005]
Поцелуй Иудушки, Ирина Алпатова, Культура, [20-10-2005]
Господа Головлевы, Елена Ковальская, Афиша, [18-10-2005]
Блуждание по вертикали, Марина Давыдова, Эксперт, [17-10-2005]
ТАБАКОВУ ПРИПОМНИЛИ БУФЕТЧИЦУ КЛАВУ, Екатерина Цветкова, Вечерняя Москва, [17-10-2005]
Матроскину подарили Матроскина, Марина Райкина, Московский комсомолец, [17-10-2005]
Веселый вечер, Григорий Заславский, Независимая газета, [17-10-2005]
Театр для одного актера, Роман Должанский, Коммерсант, [17-10-2005]
ВЕСЕЛЫЙ ВЕЧЕР, Григорий Заславский, Независимая газета, [17-10-2005]
Проклятьем заклейменный, Итоги, [17-10-2005]
Пореченков и Хабенский поменяли пол, Алина Чернова, Комсомольская правда, [17-10-2005]
Юбилейный марафон Табакова финишировал на МХАТовской сцене, ИТАР-ТАСС, [16-10-2005]
Интернет-фестиваль «Театральная паутина» в Театральном центре СТД РФ «На Страстном», Елена Ковальская, Афиша, [15-10-2005]
Евгений Миронов уничтожил всю свою родню, Анна Орлова, Комсомольская правда, [15-10-2005]
Официальный сайт фильма «Есенин», Первый канал, [14-10-2005]
СТРАШНАЯ РУССКАЯ СКАЗКА, Любовь Лебедина, Труд, [14-10-2005]
Почему Табаков летает как птица, Марина Райкина, Московский комсомолец, [14-10-2005]
ДЕНИС СУХАНОВ: КОМЕДИЯ — ДЕЛО ПОТНОЕ, Марина Зельцер, Вечерняя Москва, [13-10-2005]
Тирания суффиксов, Елена Ямпольская, Время новостей, [12-10-2005]
Всех извел кусачим оводом, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [12-10-2005]
Тирания суффиксов, Елена Ямпольская, Время новостей, [12-10-2005]
Чемодан с деньгами в Марьиной роще, Павел Подкладов, News info, [10-10-2005]
В кассу!, Итоги, [10-10-2005]
Земля пухом, Глеб Ситковский, Газета, [10-10-2005]
Пришел упырь, Артур Соломонов, Известия, [10-10-2005]
Свое именьице, Олег Зинцов, Ведомости, [10-10-2005]
Совершенство тени, Алена Карась, Российская газета, [10-10-2005]
ПРИШЕЛ УПЫРЬ, Артур Соломонов, Известия, [10-10-2005]
КОСМОС КАК ПРЕДЧУВСТВИЕ, Григорий Заславский, Независимая газета, [10-10-2005]
Смертельный номер, Ольга Егошина, Новые Известия, [10-10-2005]
Совершенство тени, Алена Карась, Российская газета, [10-10-2005]
Свое именьице, Олег Зинцов, ВЕДОМОСТИ, [10-10-2005]
Идиотушка, Роман Должанский, Коммерсантъ, [8-10-2005]
Идиотушка, Роман Должанский, Коммерсант, [8-10-2005]
Джентльмены и извращенцы, Алексей Филиппов, Московские новости, [7-10-2005]
«Сергей Есенин», Юрий Крохин, Российская газета, [7-10-2005]



© 2002—2019 Школа-студия МХАТpublic@mxat-school.ru