Logo
Title
Title



Главная :: Пресса :: Триста акул в глотку
Политикам не присуще владение словом

Александр Александрович Калягин родился в 1942 году. Народный артист России. Работал в Театре на Таганке, театре имени Ермоловой, «Современнике», МХАТе. Преподавал в театральных школах Оксфорда, Парижа, Цюриха. Художественный руководитель московского театра «Еt cetera». С недавнего времени — член блока «Наш дом — Россия».

 — Еще недавно вы утверждали: «Я чист перед собой — никому не служу, кроме искусства». А сегодня вдруг оказались в политическом движении. Как это произошло?

 — Действительно, я не состоял ни в каких организациях, в том числе политических, никогда не красился в красный цвет и не жег партбилет. Исполнял профессиональный долг, полагая, что актер должен быть интересен только на сцене. Хотя понимаю, что зрителю любопытно знать, как живет та или иная звезда. Однако я не принимаю публичности, не хочу тратить себя на всякого рода мелькания, избегаю участия во всевозможных мероприятиях — время драгоценно для меня. Предпочитаю больше быть наедине с собой.

Видимо, когда в 53 года делаешь несвойственный тебе доселе шаг — я имею в виду вступление в блок «Наш дом — Россия», — он чем-то обоснован. Не скажу, что наши власти вызывают у меня симпатию. Как бы громко ни кричали нынешние демократы: «Нам не нужна новая революция!» — тем не менее 2 января 1992 года она произошла. Причем эту революцию объявили. Был оглашен буквально день и час крушения страны — либерализация цен. Я имею право этого не принимать? Как гражданин, болеющий за свою родину, имею право на волеизъявление? Испокон века на Руси власти живут отдельно от народа, верхние этажи почти не общаются с нижними, вспоминая о них лишь тогда, когда начинает пахнуть жареным. Я не принял и никогда не приму ни расстрел парламента в октябре 1993 года, ни войну в Чечне… Главное, с моей точки зрения, что всегда отсутствовало в этих лидерах, — это, извините за банальность, умение вести диалог, терпеливо убеждать, изыскивая пути мирного решения проблем. Не понимаю, как можно за пять лет так и не научиться разговаривать со страной — речь, понятно, идет отнюдь не о популизме. Безусловно, владеть словом — подтверждаю как режиссер — очень трудоемкая, кропотливая работа. К сожалению, политикам это не присуще. Оттого, думаю, пришла пора и мне что-то сделать для страны. И, получив приглашение вступить в блок «Наш дом — Россия» (кстати, меня туда никто не втягивал, равно как и сам не навязывался никому), я его не отверг. Более того, после переговоров Черномырдина с Басаевым рейтинг лидера нашего движения повысился в моих глазах. В этом поступке Виктора Степановича — способности довести дело до конца с помощью переговоров — я увидел что-то человеческое. Короче говоря, вы задали мне вопрос в тот момент, когда я сам как бы присматриваюсь к месту, где нахожусь, поскольку, повторяю, участвую в общественно-политической деятельности впервые. И, хотя я являюсь членом совета, моя работа, кроме того, что несколько раз появился на заседаниях, пока практически не начиналась. Возможно, я через полгода скажу что-то более вразумительное по поводу моего места в этом блоке, если, конечно, к тому времени еще буду числиться в его рядах. Не исключаю и полного разочарования. Все может быть. Однако хотелось бы, чтобы «Наш дом — Россия» был не просто партией власти, как его нарекли средства массовой информации, а интеллектуальной силой, которой бы гордилась нация. 

 — Нередко художники, приняв правила игры политиков, тускнеют в глазах публики…

 — Не дай Бог, чтобы мой зритель отвернулся от меня. Очень боюсь потерять его интерес. Постараюсь, чтобы этого не произошло. Актерская профессия диаметрально противоположна политической карьере. Это вещи несовместимые. Не говоря уже о том, что это два абсолютно разных метода воздействия на публику. Если политик взывает к ее чувству и разуму прямо, конкретно, в лоб, с тем чтобы толпа тут же его приняла, то у актера — иные средства, иные образы и приемы, он действует тонко, исподволь. Более того, погружение актера в политическую деятельность очень сильно сказывается на его творческом самочувствии, он начинает по-другому играть роли — причем его исполнение меняется далеко не в лучшую сторону.

 — Что для вас как для главного режиссера самое важное в руководстве вашим театром?

 — Не собираюсь объявлять себя ни Станиславским, ни Мейерхольдом. У меня нет никакого кредо, я считаю, что нужно просто работать так, как это мне видится на данный момент в данном возрасте. Быть может, через три года все изменится и меня прижмет так, что вообще не захочется работать. Само время заставляет меня быть в форме, не позволяет расслабляться даже на отдыхе, мышцы все время напряжены, и с этим я уже свыкся. Прекрасно понимаю, что здесь, как это ни печально, жить по силам пока только людям бизнеса, которые либо впрямь заинтересованы сделать что-то стоящее для России, либо смотрят на нее, как на дойную корову, выкачивая все, что только можно. Нам, людям искусства, ничего иного не остается, как потихонечку пыхтеть. Проблем не счесть.

 — Но ваш «Еt cetera», кажется, можно поздравить? После долгого скитания по чужим углам у него, наконец, появилась своя крыша, и не где-нибудь на окраине, а в самом центре Москвы.

 — Нет-нет, радоваться рановато. Театр грозят выкинуть на улицу. Сложилась весьма странная ситуация. Два года назад Лужков в присутствии председателя комитета по культуре города Москвы Бугаева сказал мне: «Берите Новый Арбат, 11», — подразумевая актовый зал, в котором мы до недавнего времени спокойно и репетировали. Но Быстрицкой пришла в голову мысль организовать в этих стенах под эгидой своего фонда детский коллектив. И, нимало не смущаясь, что здесь, повторяю, уже два года работают ее коллеги по актерскому цеху, решительно хочет выставить нас на улицу.

 — За что же у Элины Авраамовны на вас зуб?

 — Не знаю… При встрече, кроме «здрасьте-здрасьте», ничего… Если бы это помещение, допустим, занимали салон мебели или казино, рвение ее было бы справедливо. Но, позвольте, на каком основании превращать наш театр в бомжа? Боже мой, сколь бесконечно долго мы искали эти стены! Все дома, мыслимые и немыслимые, подвалы, полуподвалы заняты коммерческими структурами, банками, офисами. Сколько мы объездили домов культуры — все они забиты: там — ресторан, тут — бар; в кинотеатрах — почти та же история, редко какой из них используется по своему прямому назначению. Уже не говоря о том, что обман, надувательство, безответственность — извечный российский сюжет, вне зависимости от режима. Человеческая природа не меняется… Все занимаются отписками. Сказать: «Да, въезжай. Вот ключ!» — похоже, позволить себе не может никто. Неужели и по этому вопросу требуется указ президента?! Повторяю, никаких амбиций за исключением желания нормально жить и работать у меня нет. Кроме того, за мной коллектив, который мне поверил, я ответственен за его судьбу. В общем, заколдованный круг: для того, чтобы театр жил — он должен играть спектакли, а для того, чтобы играть спектакли — необходимо снимать помещение. Но платить аренду в пять миллионов за один вечер мы не в состоянии. 

 — А спонсоры?

 — К сожалению, они все больше обещают… Например, заключили договор с Русским пенсионным домом, поставили его имя на своей афише (спектакль «За горизонтом»). А он нас обманул, не отдав ни копейки даже за рекламу. Это отвратительно. Не верьте Русскому пенсионному дому! Конечно, есть у «Еt cetera» друзья, их помощь ободряет, но в основном — это чистой воды альтруизм.

 — Как складываются ваши творческие отношения с «денежными мешками»? Диктует ли они вам свои условия, допустим, при выборе репертуара, актерского состава и т. п.?

 — Нет, они не вникают в наши творческие поиски. Хотя, не скрою, мне было бы приятно сделать подарок человеку, который разбирается в искусстве. Однако встреча с настоящим ценителем Мельпомены среди «новых русских» крайне редка.

 — Почему вы открыли свой театр пьесой «Дядя Ваня»? …

 — Я неравнодушен к Чехову. В ту пору, когда мы выпускали этот спектакль, в Москве уже было пять «Дядей Ваней», из которых четыре — премьеры. Отдавал себе отчет, что на меня навешают всяких собак. Возможно, в самом деле, если театр открывается, он должен заявить о себе т-а-а-ким спектаклем, т-а-а-ким звоном! Я не собирался никого поражать, шокировать, потрясать, эпатировать, никому ничего доказывать, тем более то, что не зря пришел в эту профессию и чем-то отблагодарил Всевышнего, подарившего мне талант, близких, поверивших в меня.

Хочу, чтобы зритель понял: «Еt сetera» рождается на серьезной основе и очень трепетно относится к пониманию того, что, собственно, вообще есть Театр. Предпочитаю, чтобы в Театре была не одна истина, а много, которые сталкиваются, борются между собой, и благодаря этой постоянной борьбе театр остается искусством живым и вечно развивающимся. Как дерево, имеющее мощные корни, ветви самой причудливой формы, листья, которые рождаются и умирают, сменяя друг друга. Стремлюсь к тому, чтобы мои актеры играли как можно больше разной драматургии, и очень качественной. У нас на афише Чехов, Пинтер, 0'Нил. В дальнейшем — Пиранделло. Попробую поставить Мольера, не превращая его пьесу в какое-то дешевое шоу, а пройдя определенный путь познания: почему Мольер? почему этот театр? и т. д.

Театр — образование, на которое в любые времена публика должна смотреть немножко снизу вверх, а не наоборот. Холопом у публики он быть не может. Я не желаю видеть свой театр лакеем, поэтому — и «Дядя Ваня», и «Руководство для желающих жениться», и «Измена», и «За горизонтом»…

 — «Очень часто традиция в театре служит опорой рутине, но Театр еще не сказал своего последнего слова. Театр полон тайн». Александр Александрович, пожалуйста, поясните эту вашу мысль…

 — Эти тайны никогда не разгадают даже самые изощренные теоретики. Если посмотреть на эти тайны, мы поймем: больше шансов проникнуть в них сердцем, чем разумом…

За годы советской власти наша школа подтекста достигла совершенства. О нормальных общечеловеческих вещах мы сообщали зрителю с каким-то намеком, иносказанием, придыханием, почесыванием за ухом: «Да, я произношу этот текст. Но вы же понимаете, о чем я говорю?!» При этом разучились играть очень простые вещи. Оказывается, сказать без красочек, усмешки, прикрытия: «Я тебя люблю»", «Я тебя ненавижу», «Я не хочу», «Я хочу», выразить страх, испуг, радость, гнев, ликование — самое трудное для актера. Да, и в Щукинском училище, и в Школе-студии МХАТа я учил своих студентов и разнообразной технике исполнения, и основательному подходу к автору, проникновению в его стиль. Мы вскрывали пьесу, искали один, второй, третий пласт — сначала то, что автор имел в виду, затем — что актер хочет сказать этой ролью. Столько материала нагружаешь на актера! Но потом хочется сказать: «А теперь все забудь. И скажи эту фразу просто, по-настоящему».

Я не сторонник концептуального театра, где режиссеру абсолютно наплевать на актеров: «Смотрите, какой я! Сейчас я слева направо Островского поставлю, вот он у меня попрыгает на трапеции, упадет и фразу скажет… Почему? Да потому что я такой! Так я вижу! Так сейчас современно!» Он может под свою концепцию и идеологическую базу подложить… Меня подобное прочтение классики никогда не удовлетворяло. И это, наверное, объяснимо. У меня были такие учителя, как Чаплин, Анатолий Васильевич Эфрос, Олег Николаевич Ефремов.

Мне кажется, что сегодня простые вещи были бы очень понятны зрителю. Понятно, что речь идет не о тех примитивных сериалах, где действительно все проще простого, сделано тяп-ляп. Театру сейчас, по-моему, необходима игра без подтекста. Именно театр, как ни странно, может превратиться в самую нормальную демократическую организацию. Все равно политики нам врут, вешают лапшу на уши, все равно перед выборами тот, у кого хорошо варит котелок, будет заливать нам мозги.

И — последнее. Я преподавал и ставил спектакли в Кливленде, в театральных школах Оксфорда, Цюриха, вместе с Анастасией Вертинской — в Париже. На стриженых лужайках с изумительными газонами все так мило, красиво и - так противоестественно русской драматургии, где действие, особенно у Чехова, в основном сосредоточена в провинции. А провинция — это грязь, разбитые дороги, неухоженность, серые неподвижные будни, однообразие, вечная маета, мечты, томление, надежды, стремление к лучшей жизни и вера, вера, вера… Все это не пустые слова. Но как их трудно почувствовать, проникнуться в их смысл в стерильной обстановке накрахмаленных воротничков… Один французский актер, исполняющий роль дяди Вани, как мы с Вертинской ни добивались, никак не мог сыграть в третьем акте истерику. «Можешь крикнуть от души, что творится у тебя внутри, когда в 47 лет вдруг открыл: у тебя, потенциально духовно богатого, мыслящего, талантливого, смелого человека, безвозвратно пропала жизнь, все глупо израсходовано на пустяки, ты не просто одинок, а одинок в результате пустой, бессмысленной жизни?!» Хотя, думаю, этому актеру были знакомы минуты одиночества и разочарования в любви… Учить русской драматургии надо здесь, на этой земле.


Елена Константинова

Сегодня
2-08-1995


Триста акул в глотку, А. Борисова, Вечерняя Москва, [19-09-1996]
Психушка в «Табакерке», Вадим Михалев, Век, [2-02-1996]
ПОЭТ, Надежда Малышева, «Театральная жизнь», № 8, [1996]
«СЕРГЕЙ», Век, [1996]
Самые новые романтики, Ольга Шакина, Новое время № 47, [1996]
Талант, Елена Ямпольская, Известия, [7-12-1995]
Мой Петр родился в третий раз, Мария Хализева, Культура, [2-12-1995]
Российский «Псих» потряс даже автора, Наталия Колесова, Вечерний клуб, [28-11-1995]
Психотерапия от Житинкина, Елена Курбанова, Московская Правда, [22-11-1995]
Из интервью «Неоднозначный Калягин», Мир новостей, [6-11-1995]
В нашем доме ваша тетя. Она нам поможет? А мы - ей?, Российская газета, [22-09-1995]
Политикам не присуще владение словом, Сегодня, [2-08-1995]
Последние: Великая драма Горького, Марина Благонравова, The Moscow Tribune, [24-04-1995]
«Нужно о детях говорить в это страшное время?», Ирина Шведова, Московская Правда, [31-03-1995]
Обижают!, Александр Соколянский, Театральная жизнь, [1995]
ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ, Марина Давыдова, Театральная жизнь, [1995]
Буревестник революции залетел в табакерку, Алексей Белый, Комсомольская правда, [1995]
«Последние»: очень своевременная пьеса, Александр Соколянский, Неделя, [1995]
Сочетание несочетаемого, Юрий Фридштейн, Экран и сцена, [15-09-1994]
Не только цирк., Григорий Заславский, Независимая газета, [4-08-1994]
Руководство для желающих жениться, Александр Шевляков, Вечерний клуб, [16-07-1994]
Et cetera, но снова все же Чехов, Наталия Балашова, Московская правда, [24-06-1994]
Отрицательные эмоции должны иметь свой выход, Петр Фоменко, Театральная жизнь, № 2, [02-1994]
АНТИВОЕННАЯ ТАЙНА МАЛЬЧИША БУМБАРАША, Екатерина Шакшина, Вечерний Екатеринбург, [3-09-1993]
ИСТОРИЯ С БУМБАРАШЕМ, Галина Брандт, На смену, [25-08-1993]
СНОВА БУМ-БА-РАШ?, Ольга Егошина, Независимая газета, [25-06-1993]
Добрые игры в недобром мире, Наталья Крымова, [05-1993]
«Иногда я чувствую себя камикадзе», Московский Комсомолец, [30-01-1993]
Мастера «Мастерской Фоменко», Мария Хализева, [1993]
Анатолий Эфрос. Из книги «Продолжение театрального романа»., М. ,, [1993]
Гулянье над обрывом, Анатолий Смелянский, Культура, [23-05-1992]
Два лица Нила Саймона, М. Воробьев, Вечерний Новосибирск, [31-07-1991]
Не дай Бог потерять интерес зрителя, Аргументы и факты, [1991]
«? В распрекрасном Билокси на Миссисипи», Ольга Дубинская, Театральная жизнь, [1990]
* * *, Челябинский рабочий, [28-05-1988]
«Билокси-блюз» по дороге на войну, Алексей Аджубей, Московские новости, [27-12-1987]
Не хлебом единым, Нина Агишева, Правда, [22-02-1987]
Колоратурный контрабас, Мария Седых, Литературная газета, [28-01-1987]
Групповой портрет с тамадой, Сергей Николаевич, «Неделя», № 4 (1400), [1987]
«Горько!», Юлий Смелков, Московский Комсомолец, [28-12-1986]
Премьеры будущей недели, Вечерняя Москва, [25-10-1986]
Подвергай себя сомнениям, Советская культура, [5-07-1986]
Несколько личных вопросов, Московский Комсомолец, [30-12-1984]
Выбираю роль болельщика, Советская культура, [2-02-1984]
Верить и побеждать, Нинель Исмаилова, Известия, [16-11-1983]
Покоряющий образ вождя, Г. Терехова, Советская культура, [6-11-1983]
Рассказывает народный артист РСФСР Александр Калягин, Вечерний Таллин, [16-07-1983]
Жажда и радость работы, Советская Эстония, [7-07-1983]
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, [2-03-1983]
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, [2-03-1983]
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, [28-01-1983]
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, [28-01-1983]
Великая радость творчества, Красная звезда, [2-10-1982]
Искусство постижения красоты, В. Бернадский, Вечерняя Алма-Ата, [22-09-1982]
Главная роль, Советская культура, [4-07-1982]
Завещаю векам, Александр Колесников, Комсомолец Кубани (Краснодар), [22-04-1982]
Встречаясь взглядом с Лениным, Георгий Капралов, Литературная Россия, [12-02-1982]
Великая наука побеждать. Зрители о спектакле «Так победим!», Вечерняя Москва, [23-01-1982]
Перед бессмертием, М. Строева, [20-01-1982]
Великая наука побеждать, Н. Потапов, Правда, [12-01-1982]
Так победим!, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, [5-01-1982]
Наши интервью. Александр Калягин, Театральная Москва, № 20, [1982]
Завещаю грядущему, Андрей Караулов, Советская Россия, [31-12-1981]
Вечера с Мольером, Б. Галанов, Литературная газета, [16-12-1981]
Смех и слезы Мольера, Николай Путинцев, Московская правда, [13-12-1981]
Тартюф, Оргон и другие, Н. Шехтер, Комсомольская правда, [20-11-1981]
Тартюф сбрасывает маску, В. Широкий, Советская культура, [13-11-1981]
«Мышеловка» для Тартюфа, В. Фролов, Вечерняя Москва, [27-10-1981]
Сражение в доме Оргона, Н. Лейкин, Литературная Россия, [23-10-1981]
Страстное слово театра, Г. Островская, Красное знамя (Владивосток), [8-07-1981]
Удовольствие для души?, В. Дубков, Молодой дальневосточник (Хабаровск), [23-06-1981]
Стремлюсь к неожиданному, Советская Россия, [14-01-1981]
Наедине с вами, Советская культура, [16-12-1980]
«Классика — школа добра», Литературная Россия, [30-11-1979]
Верить в свое призвание, Ленинградское знамя, [27-05-1979]
Иштван Хорваи: Счастливая встреча, Советская культура, [18-05-1979]
Две премьеры, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, [23-04-1979]
Всего четыре часа?, Екатерина Кеслер, Социалистическая индустрия, [27-03-1979]
Работа Калягина, Молодой коммунар (Тула), [5-08-1978]
В кино и в театре, Магнитогорский рабочий, [5-07-1978]
Правда бывает только одна, Андрей Караулов, Строительная газета, [16-12-1977]
Вина и беда Игната Нуркова, Александр Свободин, Литературная газета, [30-11-1977]
Заседание парткома продолжается?, Григорий Цитриняк, Литературная газета, [5-10-1977]
А что впереди?, Эльга Лындина, Московский Комсомолец, [16-06-1977]
Познай самого себя, Н. Толченова, Литературная Россия, [11-02-1977]
Современно о современниках, Роберт Стуруа, Заря востока (Тбилиси), [17-04-1976]
Глубина правды, Виктор Комиссаржевский, Советская культура, [4-11-1975]
Протокол откровения, В. Харитонов, Известия, [24-10-1975]
«Заседание парткома», Т. Владимирова, Вечерняя Москва, [14-10-1975]
Два дебюта, Е. Борисоглебская, Московский Комсомолец, [16-05-1974]
Человек и дело, Лариса Солнцева, Советская культура, [29-03-1974]
Театральный разъезд, Виктор Комиссаржевский, Известия, [29-06-1973]
«Старый новый год», М. Строева, Вечерняя Москва, [28-06-1973]
Найди силу в себе, А. Бочаров, Комсомольская правда, [15-06-1973]
Увеличивающее стекло?, Ольга Кучкина, Московский Комсомолец, [9-06-1973]
«Старый новый год», Труд, [6-06-1973]
Многоуважаемый зеркальный шкаф?, Галина Кожухова, Правда, [25-05-1973]
Олег Ефремов: «Люблю рабочую среду», А. Галин, Социалистическая индустрия, [1-03-1973]
Хроника жизни одного цеха, Александр Свободин, Комсомольская правда, [27-01-1973]
Очистительная сила огня, Н. Лейкин, Литературная Россия, [12-01-1973]
Помни о человеке, М. Строева, Вечерняя Москва, [5-01-1973]
Второе знакомство, С. Овчинникова, Московский Комсомолец, [9-12-1969]
На сцене — польская драматургия, Вечерняя Москва, [22-11-1969]
«Только телеграммы», М. Руссов, «Вперед» (Загорск), [19-10-1968]
Надежды и разочарования Уингфилдов, Н. Абалкин, Правда, [4-06-1968]
«Стеклянный зверинец», [6-04-1968]
Человек и революционер, Владимир Пименов, Литературная Россия, [9-02-1968]
Маяковский на Таганке, Б. Галанов, Литературная газета, [14-06-1967]
Победа поэзии, Виктор Шкловский, Известия, [8-06-1967]
Послушайте. Маяковский, В. Фролов, Советская культура, [30-05-1967]
Идет дознание?, Юрий Айхенвальд, Московский Комсомолец, [2-03-1967]
Спор о современнике, Т. Шароева, Вечерний Тбилиси, [7-07-1966]
«Только телеграммы», «Заря Востока» (Тбилиси), [7-07-1966]
«Жизнь Галилея», Инна Вишневская, Вечерняя Москва, [13-06-1966]
Испытание разумом, Н. Лордкипанидзе, Приложение к «Известиям» «Неделя», [28-05-1966]
В поиске, Я. Варшавский, Вечерняя Москва, [18-06-1965]
Это время гудит телеграфной струной…, Б. Галанов, Литературная газета, [22-04-1965]
Слова Ленина обновляют театр, Виктор Шкловский, Известия, [17-04-1965]
Стая молодых набирает высоту?, Григорий Бояджиев, Советская культура, [3-04-1965]
Приедет театр Олега Табакова, Alla Gosteva, Halo Noviny
С оголенным нервом, Ольга Нетупская, Планета Красота
О некоторых загадках…, Ольга Нетупская, Планета Красота
«Похождение» в Таллине, «Новости культуры» (ТК «Культура»)
Официальный сайт Ивана Жидкова
Официальный сайт Дениса Никифорова
Официальный сайт Дины Корзун
Официальный сайт Виталия Егорова
Павел Руднев: Смещение «Сатирикона», Павел Руднев, Взгляд
Подлец? Кто подлец?, Александр Соколянский, ОБЩАЯ ГАЗЕТА
Владимир Машков: «Режиссура — одна из самых страшных профессий», Елена Дуда, Семь Дней в Новосибирске
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Эти славные психи, Нина Агишева
Андрей Житинкин дописывает Томаса Манна, Сергей Веселовский, Москва театрально-концертная
Сергей Безруков: «Играя Ромео, я готов был разорвать Тибальта», Театральная жизнь
Лев Дуров: С женой я никогда не был Отелло — только Яго, Вячеслав Шадронов, Газета «Антена»
Официальный сайт Льва Дурова
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер
Неофициальный сайт Ярослава Бойко
А в Конго есть тигры?, afisha@mail.ru
., Наталия Колесова
Антисказка, Агнешка Сыновска, Шекспировская газета
Еврей и христианин, Юстыня Сверчинька, Шекспировская газета
Месть Шейлока, Беата Лентас, Шекспировская газета
Венецианский еврей на русской сцене, Алексей Бартошевич
Страница спектакля «Ещё Ван Гог…» на сайте Центра им. Вс. Мейерхольда
Проект учеников школы № 758 , посвященый спектаклю «Матросская тишина»
Планета Калягин, Юлия Маринова, Домовой
Калягин предлагает жить дружно, Григорий Заславский, Сайт Театральное дело Григория Заславского
Венецианский еврей на русской сцене
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб
Беседа с Анатолием Смелянским
Как стать другом Александра Калягина
Надо уметь вопить от боли, Марина Багдасарян, Время МН
Пресса о спектакле на сайте «Театральный смотритель»
Страница, посвященная жизни и творчеству Александра Вампилова
Иркутский областной фонд Александра Вампилова
Биография Сергея Безрукова на сайте агентства «Арт-партнер XXI»



© 2002—2019 Школа-студия МХАТpublic@mxat-school.ru