Logo
Title
Title



Главная :: Пресса :: Не попавшие в «Аркадию»
Армен Джигарханян: Театр — это чудо, где люди дурачатся, избавляются от проблем, от шлаков и от нервных потрясений

12 марта 1996 года — день рождения театра, возглавляемого народным артистом СССР Арменом ДЖИГАРХАНЯНОМ. Как у художественного руководителя стаж у Армена Борисовича небольшой, но среди театралов этот молодой коллектив снискал репутацию оригинального и ищущего. Особенно радует то, что выдающийся актер продолжает играть на сцене своего театра (в спектаклях «Любовь и кролики» и «Возвращение домой»), а также в театре «Ленком» (в спектакле «Город миллионеров»). Армен Джигарханян — один из крупнейших и любимых публикой актеров России. Подобно скульптурам, как живые запечатлелись в зрительской памяти созданные им на сцене Театра им. Маяковского исключительные по художественной силе образы: Левинсон в «Разгроме» по А. Фадееву (с режиссером М. Захаровым), Стенли Ковальский в "Трамвае «Желание» и Большой Па в «Кошке на раскаленной крыше» Т. Уильямса, Сократ в «Беседах с Сократом» и Нерон в «Театре времен Нерона и Сенеки» Э. Радзинского, Хлудов в «Беге» М. А. Булгакова, Мендель Крик в «Закате» И. Бабеля, адмирал Нельсон в «Виктории?..» Т. Реттигана (все — с режиссером А. Гончаровым) и многие другие. И отсвет этих поразительных, незабываемых творений артиста не мог не освещать беседу. В ноябре прошлого года Театр п/р А. Джигархяняна переехал из скромного помещения возле метро Спортивная в новое просторное здание на 500 мест на Ломоносовском проспекте. И это результат настойчивых усилий художественного руководителя театра.

 — Армен Борисович, как вы и труппа ощущаете себя в новом здании? Ваша личная «архитектурная» фантазия наличествует в интерьерах здания?

 — Фантазия — хорошая вещь. Например, в фойе одного театра (правда, не в Москве) я увидел бассейн с журчащей водичкой. А позже кто-то мне сказал, что туда запустили пираний. Можно обхохотаться. Я отдаю должное юмору этих людей. Как для любого человека, давно работающего в театре, для меня существует один закон: мы стремимся с вами в театр, чтобы увидеть на сцене чудо. А все остальное должно способствовать этому стремлению. Устраивать в фойе шикарную выставку? В моем представлении можно. Но тогда можно сказать и так: вы можете идти на выставку, а можете идти на спектакль. Мне кажется, что это неверно. Не делая из этого никакого шаманства, я присматривался и присматриваюсь, особенно сейчас, к театрам, которые прожили серьезную жизнь, и ни в одном, включая Карнеги-холл (то есть я имею в виду богатые театры), я не видел какого-то особого шика. Допустим, в зале могут быть роскошные люстры и так далее, но все равно главное не это, а наше стремление к сцене. Мы хотим увидеть на сцене это чудо! А здесь, в фойе, надо раздеться, поправить волосы, и все. Приведу такой простой пример: в английских парках, перед тем как на газоне выложить пешеходную дорожку, сначала ждут, когда пойдут люди. То есть во всем должен преобладать принцип целесообразности. Как раз то, что мы и пытались осуществить здесь. Когда шло переоборудование кинотеатра «Прогресс», где мы теперь поселились, и наш директор, и я все время говорили: самое главное — сцена и зрительный зал. Все остальное потерпит. И сейчас, слава богу, мы имеем сцену и зрительный зал. Фойе? Можно лучше. Будем стремиться. Абсолютно не тронут фасад, он остался на уровне кинотеатра, причем типового кинотеатра, не очень презентабельного. Но можно и так! Будем стараться, хотя опять-таки это непросто, начиная с того, что нет денег. Но и на том спасибо правительству Москвы, Юрию Михайловичу Лужкову: они действительно совершили чудо! Я все понимаю, я знаю, что есть голодные, сирые, бедные, им надо помогать, я все это понимаю, нельзя скидывать предлагаемые обстоятельства, но когда мне называют стоимость билета, — а у нас бывает стоимость билета почти как в троллейбусе, то? Мы с вами знаем, что театр — удовольствие дорогое. Это не может быть так, как «давайте мороженое купим». Я работал с выдающимися режиссерами выдающихся театров, всегда присматривался к ним и видел: прежде всего они руководствовались здравым смыслом, логикой искусства. Может быть, я скажу банальные вещи: в театре все равно важны не интерьеры? А вот с чем уходим после спектакля? С каким настроением? Вот что самое важное.

 — У вас есть программа развития театра, труппы, определен ли круг драматургов и режиссеров, есть ли в портфеле намеченные пьесы?

 — Я думаю, что это опасная вещь. Для меня театр — это нечто очень близкое к природе. То есть ты должен почувствовать, что похолодало и животные начинают рыскать в поисках еды, и надо понимать, что в природе назрела вот такая проблема. Я не иронизирую, но сидеть дома и придумывать, что у нас с вами, допустим, будет романтический театр? Честно говоря, я даже не знаю, что это такое. Я знаю: театр — это чудо, где люди дурачатся, где люди избавляются от проблем, от шлаков и от нервных потрясений? Я на всю жизнь запомнил один рассказ моей мамы. К психиатру приходит больной и говорит, что у него нервы в жутком состоянии. Врач выписал лекарства, а потом говорит: «Вы знаете, я вам советую побывать у нас в цирке. Сходите, там выступает удивительный клоун». «Спасибо». «Этот клоун — это я». То есть я хочу сказать, что театр — это зрелище очень живое, там происходят взаимоинтересные события, которые мы не можем прогнозировать. Я, например, до сих пор не могу предвидеть, где публика будет смеяться. Не смеялись в этом месте — и вдруг смеются. К чему я веду? Театр — это очень живой организм. Наверно, искусство тем и отличается от науки, что тут заранее не угадаешь. К нам пришла Ольга Кузина, хорошая актриса, которую мы все любим, пришла и сказала, что есть такая-то пьеса, есть режиссер? Я говорю: «Давай!» А вдруг провалимся? Ну, провалимся так провалимся. А вдруг получится хорошо? Это живое! Это неожиданная история, которая начинается с «вдруг». И, наоборот, когда начинаешь мыслить не тем, что увидел в жизни, а тем, что увидел в театре, тогда появляется большая опасность театральной правды. Потому что мы с вами хорошо знаем: самое интересное — это жизненная правда, она невероятная, и никто не знает, как это возникает. А театральная правда — она прогнозируемая. Режиссер в определенном месте дает музыку, и в зале плачут. Повторяем — опять плачут. Но лучше, когда мы, как любил говорить Немирович-Данченко, открываем «неожиданную правду». Я надеюсь, господь бог поможет нам, если мы не потеряем это ощущение неожиданной правды.

 — Армен Борисович, театр держится на трех китах: драматург, режиссер, актер. Что для вас главное?

 — Я выскажу свое мнение. Когда у нас было открытие театра, я заболел, не пришел, но как раз хотел об этом сказать. Я мечтаю о театре двух основополагающих вершин. Прежде всего это актер. Обратите внимание на наши афиши: все они начинаются с актеров: такие-то, такие-то, такие-то в спектакле таком-то. Это не просто уважение к актеру. Я, кстати, предъявляю к актеру серьезные требования. Если он мне скажет: «Этот текст написал Шекспир, а я не знаю, не понимаю смысла…» Как ты не знаешь? Тогда не говори эти слова! Приди к Шекспиру и скажи: я не знаю, что говорить. Повторяю, для меня самое важное — актер. Вторая очень важная для меня вершина — зритель. Самый обычный зритель, который пошел в кассу, заплатил из своего кармана деньги и пришел смотреть спектакль. Не критика, не богатые и сильные мира сего, не спонсоры… Ответственно говорю об этом. Ответственно. Один наш режиссер мне рассказывал (действие происходило в Нью-Йорке), как он ставил там спектакль. Как-то к нему подошел продюсер и сказал: наиболее яркие мизансцены разверните вот в ту сторону. Почему? Потому что самый злой критик из «Нью-Йорк Таймс» будет сидеть там. Ну, критик один раз посмотрел, один раз написал, ну, три человека не пришли на спектакль, прочитав его рецензию. Я думаю, все равно мы ходим в театр, чтобы вылечиться, у нас возникают проблемы, и мы ходим в театр, как в поликлинику. Или, лучше сказать, как в церковь. Я уверен, что театр — в этом. У меня что-то вот здесь колет. Снять это могут только религия и врачевание. Я не так наивен, но знаю, что когда припрет — пойдешь помолиться. Поэтому театр для меня — чудо. И без него мы не обойдемся. Никогда.

 — А телевидение?

 — Нет. Телевидение — великая вещь, но к искусству имеет очень приблизительное отношение. Информация — вот в чем заключена его мощь.

 — Армен Борисович, как вы думаете, невозможно сейчас возобновить такие спектакли, как"Трамвай «Желание», «Кошка на раскаленной крыше», «Беседы с Сократом»?

 — Можно поставить даже с теми же людьми, но поставить новый спектакль и на другом уровне. С другими проблемами. Мы двадцать семь лет играли"Трамвай «Желание». Там стояла моя фотография из спектакля в роли Стенли Ковальского. Она была отпечатана, когда мы запустили спектакль, а когда мы в последние годы спектакль играли, у меня была совершенно седая голова. А на фотографии — ни одного седого волоса! Сложные вещи происходили в моей жизни. Вчера это слово для меня не имело никакого значения, а сегодня оно стало главным. Поэтому, наверно, были режиссеры, руководители театров, которые больше одного сезона не держали спектакль. «Он пользуется успехом, давайте продолжим?» Нет! Один сезон — и разошлись. Другие спектакли пошли. Возобновление старого — это должна быть другая история, ибо нам с вами интересен не сюжет, потому что, простите за элементарное суждение, мы же знаем, чем кончится «Отелло». Мы все знаем про Ромео и Джульетту, про Гамлета? Все уже известно! Все сюжеты уже кончились! А как говорят умные люди, мы приходим в театр ради новой эмоциональной информации. Мы должны увидеть, как этот Отелло убедит нас, что эту Дездемону надо уничтожить. Я читал «Мастера и Маргариту» Булгакова три, а может, четыре раза. Причем, всерьез. И каждый раз думал: о, да ведь этого я не замечал прежде. То же самое — «Три сестры». Во ВГИКе мы четыре года ставили «Три сестры», по одному акту. И у меня было ощущение, что эту пьесу я знаю наизусть. Сейчас мы начали репетировать, и вдруг я обнаруживаю: я этого не видел, не замечал в пьесе! А потому что во мне, в нас проснулась какая-то сегодняшняя проблема и шандарахнула.

 — Перед вашим театром могла открыться другая перспектива: театр выдающегося актера Армена Джигарханяна. Вы играете пять-шесть главных ролей, и аншлаг обеспечен.

 — Я говорю честно, не думайте, что я циник? Я все сыграл в жизни. Я не могу сказать: ах вот бы мне еще Красную шапочку сыграть! Я такие роли сыграл, что многие позавидуют. Но мало сыграть, надо еще чтобы сошлись все звезды. Я имею в виду на небе. Повторяю, театр — это чудо. Но кроме чуда я узнал много такого, что меня не очень устраивает. В частности, узнал, что такое так называемое коллективное творчество. Не хочу сейчас распространяться, это довольно серьезная тема. Как любит говорить Марк Анатольевич Захаров, я - художественный менеджер. Может быть, здесь примешивается чувство ответственности за молодых. Недаром же говорят: все лучшее отдай детям. Нельзя путать историю свою и внука. В принципе я их не собираю, не учу: «Ребята, вот когда масло кушаете, сначала намажьте его на хлеб?» Да это ерунда! Есть ответственность перед внуками (хотя я иногда с ними ругаюсь, могу даже выставить за дверь) и есть интерес, желание посмотреть, как и что они думают по тому или иному поводу. Я не скрываю: иногда на репетиции вдруг вижу вещи и состояния, начиная от психо-физических и кончая философскими, о которых я не подозревал. Или уже прозевал. Вот это я знал, а вот этого я не знаю.

 — Армен Борисович, в течение десятилетий вы потрясали сердца зрителей. Вы чувствовали себя счастливым человеком? властителем дум?

 — Я не знаю, надо ли это говорить нашему любимому зрителю: в том, что касается моей работы, я - хорошее животное. Вот я это чувствую. Не знаю, даже слова не могу найти, как это определить? Это труднее, чем подвести какие-то понятия вроде «властитель дум». А вот чтобы в зрительном зале кто-то вскрикнул, зарыдал, рассмеялся, чтобы что-то произошло — вот это интересно! Все остальное — это уже слова, которые прибавили теоретики. «Ваша тема в искусстве». На мой взгляд, даже нет такого вопроса! Есть чувства. Есть желания. Есть что-то, что в меня вселила природа, мои мама и папа. Они вложили в меня страсть, и она меня разрывает? Я так думаю. И чем дальше живу, тем больше так думаю. Искусство — как взрыв, человеческий взрыв, взрыв отношений. Все остальное не имеет большого значения. В жизни тебе дают звания, лауреата дают? Ты говоришь: а я народный артист СССР, и так далее. Но если меня спросить: без чего ты бы не прожил? Звания или — на сцену? Конечно, на сцену! Я получал такие письма, я видел лица людей, которые так смотрели на меня! Не так давно я ходил по делам и побывал в кабинете одной большой начальницы, а накануне у меня был спектакль. Мы говорим о том, о сем, о рубероиде, о финансах? И вдруг она произносит: «Вы знаете, мы с вами разговариваем, а я смотрю на вас и не понимаю: вы - кто? Неужели вы тот, кто вчера вечером играл на сцене?» Вот это потрясающе! И самое удивительное, что и я не понимаю этого!

 — Что вам особенно мешает строить театр сегодня?

 — Я уже давно в театре, и много знаю про театр: в нем ровно столько же достоинств, сколько и недостатков. Иногда даже недостатки перевешивают. Вдруг появляются равнодушные. Например, сегодня именно в русском театре, особенно в столичных театрах, появились такие люди без рода без племени, они кочуют из одного театра в другой, из одного спектакля в другой. Они играют безответственно, хотя иногда среди них бывают очень хорошие артисты. Я начинаю этого явления бояться. «А давайте, в прошлом спектакле он играл на полках каких-то, на бревнах каких-то или даже в академическом театре? Давайте его пригласим, а потом он вернется в свой театр играть. Сейчас так многие поступают». Я начинаю этого бояться. «А кто это? А, этот? Он играет вот здесь и еще там играет?» «Ну и что, а чего он сюда пришел?» «Ну, позвали и пришел?» Я играл много лет, и у меня были партнеры, за которых я нес ответственность, как в цирке: твой партнер может поскользнуться, если ты не удержал его. И все, кончилось кино! «А меня заставили! Я эту партнершу вообще видеть не могу». Это очень дурная вещь, и у нас, к сожалению, это есть? Идут стаи каких-то людей, которых ты не знаешь, кто они, на каком языке с ними говорить, идет стая очень страшных людей! Каждый раз в том или ином театре из-за этих непорядочных людей вспыхивают какие-то сексуально-биологические конфликты. Нашел слово: изгои! Это изгои! Это очень тяжкое для меня явление в теперешнем театре, потому что я старый консерватор и я привык нести ответственность за тех, кто мне предан, кому предан я?

 — Армен Борисович, разрешите познакомить вас с одним высказыванием в интернете: «Я всегда обожала Армена Джигарханяна. Актер, который вызывает во мне ощущение настоящего мужчины. И вот до сих пор у нас нет нового молодого Джигарханяна».

 — Я понимаю подтекст этого вопроса. Мне не хочется никого обижать, но? Недавно в машине включаю радио и слушаю песню, поют про какую-то любовь. Я думаю, неужели это лесбиянки? Потом выяснилось, что это мужчины поют, а я подумал: таких мужчин не бывает. Мы с вами не имеем права никого осуждать, ибо существуют разные виды человеческих потребностей. Но когда потребности истинные, природные подменяются суррогатом — я стараюсь очень мягко выразить мысль словами, чтобы никого не обидеть, — я понимаю, что здесь произошла подмена, и очень непорядочная подмена. У любого человека есть интимные проблемы, но нельзя же их демонстрировать: «А вот мы такие!..» Вы такие? Но за меня история человечества стоит! За меня стоит все великое, что создано человечеством! Конечно, подмены были всегда, но в природе главное не подмена. Это так элементарно! Да, каждый человек себя выражает и так далее, но нельзя самовыражаться так оголтело. Я много раз наблюдал неокрепших, заблудившихся людей, вроде по телевизору их показали, вроде всех одобряют, и тех, и этих, и происходит смещение важных вещей. «А вот давайте сюда ковырнем, коли естество чего-то другого хочет?» И тут, в этой вседозволенности, человек теряется. Он теряется как вид, как homo sapiens. Если сказать очень коротко, то речь идет о здоровье нации. Я повторяю: мы с вами не имеем права кого бы то ни было осуждать, но нельзя забывать, что есть понятие нации и есть вопрос ее здоровья и будущего.

 — В одной из газет крупными буквами были напечатаны ваши слова: «Искусство — это половой акт».

 — Это не мои слова, это сказал Сомерсет Моэм.

 — В этом какая-то действительно серьезная мысль? Или было желание слегка завести читателя?

 — Нет, это серьезная мысль, серьезная. Потому что имеется в виду натуральность, естественность творчества, о чем мы и говорили сейчас? А слова эти принадлежат Сомерсету Моэму. Он сказал, что искусство — это половой акт со всеми вытекающими отсюда плюсами и минусами, но в основе все-таки лежит страсть художника, а не то, что теперь принято называть словом «самовыражение». Или «генеральное направление», «программа»… Я боюсь этих выдуманных генеральных направлений, когда мы становимся рабами выдуманной идеи. «Нет, нет, нет, это нельзя! У нас романтический театр!» Шекспир — это романтический театр? Я не знаю. Чехов? Он романтический или какой он? Он - великий! Он как вулкан! Вот в этом смысле и надо понимать слова об искусстве как половом акте. Вулкан какой, хороший или плохой? Не знаю.

 — Армен Борисович, в вашей труппе складывается замечательный ансамбль актрис, все и талантливые и красивые: Елена Ксенофонтова, Ольга Кузина, Татьяна Поппе, Елена Медведева, Анна Башенкова?.

 — А мужчины? У нас и мужской состав очень сильный!

 — И мужская труппа у вас очень интересная, но вопрос в другом: с такими красавицами вам трудно как художественному руководителю? Капризы, амбиции? Это бывает?

 — Мне хорошо с ними. Они не простые. Не как валенки. Они своеобразные, мне с ними интересно. Кто-то сказал: опереться можно на то, что способно сопротивляться. Если же ты положил руку, а он свалился? Это не опора.

Театральная афиша
11-03-2003


Не попавшие в «Аркадию», Алексей Филиппов, Известия, [19-03-2003]
Суета вокруг дивана, Наталия Каминская, Культура, [17-03-2003]
Мокрые формулы, Марина Шимадина, Коммерсантъ, [17-03-2003]
Загадки крошки Alice, Марина Долганова, За Калужской заставой, [13-03-2003]
Армен Джигарханян: Театр — это чудо, где люди дурачатся, избавляются от проблем, от шлаков и от нервных потрясений, Театральная афиша, [11-03-2003]
За кулисами, Владимир Абросимов, Дуэль, [11-03-2003]
Рукотворный текст, Ольга Фукс, Ваш досуг, [10-03-2003]
Книга как спектакль, Григорий Заславский, Театральное дело Григория Заславского (http://www.zaslavsky.ru), [3-03-2003]
Разрешить неразрешимое, Наталья Старосельская, Культура, [27-02-2003]
Неочевидное вероятное, Марина Давыдова, Известия, [26-02-2003]
На всё нужно время, Григорий Заславский, Независимая газета, [17-02-2003]
Молюсь за тех и за других, Григорий Заславский, Независимая газета, [17-02-2003]
Булгаковский «Бег» в театре-студии Олега Табакова., Павел Подкладов, Национальная Информационная Группа, [13-02-2003]
Не дожив до второго акта…, Елена Ямпольская, Новые известия, [11-02-2003]
«От четверга до четверга» в театре Табакова, Александр Вислов, Театральная афиша, [02-2003]
«Провинциальные анекдоты» в театре Табакова, Александр Вислов, Театральная афиша, [02-2003]
Она в отсутствии любви и смерти Э. Радзинского, Театральная афиша, [31-01-2003]
Эпопея в подвале, Россiя, [31-01-2003]
Оглянуться — и не узнать себя, Ольга Егошина, Первое сентября, № 4, [28-01-2003]
Интервью Елены Невежиной для радиостанции «Маяк» (программа «Культурный вопрос»), Григорий Заславский, Радио Маяк, [27-01-2003]
Вернемся к нашим тараканам, Ирина Леонидова, Культура, [23-01-2003]
«Бег» на месте общепримиряющий, Алена Карась, Российская газета, [18-01-2003]
«Бег» на месте, Артур Соломонов, Газета, [16-01-2003]
Их не догонят, Марина Давыдова, Известия, [16-01-2003]
НЕИЗБЫВНАЯ ПЕСНЬ КОЗЛОВ-3 [Колонка В. Забалуева и А. Зензинова о трагедии в современной русской драматургии. «Пластилин», «Кислород», «Облом офф», «Памапа», другие пьесы], Русский Журнал www.russ.ru, [15-01-2003]
Россия. Снег. Стенка, газета.ru, [14-01-2003]
На нас жизнь не кончается, Аргументы и Факты, № 48, [2003]
Олег Табаков: «Каждый должен носить свой чемодан», Спорт-экспресс, [27-12-2002]
Друг мой, Толька!.. (Анатолию Смелянскому — 60), Михаил Швыдкой, Московские Новости, [19-12-2002]
Есть и такая профессия, Алексей Александров, Известия, [10-12-2002]
Роман с театром, Наталья Давыдова, Московские Новости, [10-12-2002]
Александр Калягин: «Знак безрассудности», Елена Киселева, Правда.ру, [5-12-2002]
Опасные связи собаки на сене, Елена Ямпольская, «Новые известия», [4-12-2002]
Форум с Марианной Шульц, [4-12-2002]
В присутствии заинтересованности, Борис Поюровский, Москвичка, [2-12-2002]
Искусство и дотации, Олег Табаков, Смысл, [2-12-2002]
Прогресс Джигарханяна, Елена Ямпольская, Новые известия, [26-11-2002]
Гафту Достоевский по размеру, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [25-11-2002]
Школа мужей, Ирина Алпатова, Культура, [21-11-2002]
Валентин Гафт оказался плохим мужем, Марина Шимадина, Коммерсант, [21-11-2002]
Гроссмейстер, Елена Ямпольская, Новые известия, [21-11-2002]
Метафизическая свалка, Мария Львова, Вечерний клуб, [21-11-2002]
Пропала жизнь, Глеб Ситковский, Алфавит, [21-11-2002]
Олег Табаков: У меня роман со зрителем, Юлия Кантор, Известия, [20-11-2002]
Табаков о театре Табакова? и не только о нем, Дипломат, [18-11-2002]
Парадокс об актере, Марина Давыдова, Консерватор, [15-11-2002]
Я мог быть счастлив!, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [14-11-2002]
«Ночь уже близка…», Александр Строганов, Независимая газета, [14-11-2002]
Магнитофон и песня без слов, Наталия Каминская, Культура, [14-11-2002]
Одинокий голос человека, Майа Одина, Еженедельный журнал, [14-11-2002]
Метаморфозы «вкрадчивого», Алена Карась, Российская газета, [12-11-2002]
Петербургское привидение, Елена Губайдуллина, Известия, [11-11-2002]
Юбилейный абсурд, Роман Должанский, Коммерсант, [11-11-2002]
Десять лет с Калягиным, и так далее, Елена Губайдуллина, Известия, [5-11-2002]
Черный принц, черный, черный…, Марина Давыдова, Время Новостей № 201, [30-10-2002]
Литературная идиллия, Ольга Фукс, Ваш досуг, [29-10-2002]
Любовь должна быть с кулаками, Елена Ямпольская, Новые известия, [29-10-2002]
Слегка абсурдный вымысел, Роман Должанский, Коммерсант, [29-10-2002]
В Театре Пушкина открыли дело писателей, Олег Зинцов, Ведомости, [28-10-2002]
Эрос без Танатоса, Ирина Корнеева, Время МН, [26-10-2002]
Страдания пожилого Вертера, Алексей Филиппов, Известия, [26-10-2002]
На последнем издыхании, Марина Давыдова, Консерватор, [24-10-2002]
«БРИГАДА» ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКОГО ТРУДА, Аркадий Архангельский, Известия, [22-10-2002]
ФИНАЛ В НАЧАЛЕ, Кристоф Функе, Der Tagesspiegel. Berlin, [18-10-2002]
Видас Силюнас написал книгу о золотом веке испанского театра, ТК «Культура», [16-10-2002]
Начало, Видмантас Силюнас, [15-10-2002]
Нам Пушкин строить и жить помогает, Алексей Филиппов, Известия, [13-10-2002]
Сонечку нельзя смотреть, Елена Ковальская, Афиша, [11-10-2002]
Сонечкина хрестоматия, Павел Руднев, Независимая газета, [8-10-2002]
Тихоня-Сонечка, Евгения Поливанова, Газета.Ru, [7-10-2002]
Форум с Виталием Егоровым на официальном сайте театра Табакова, [6-10-2002]
Уроки чтения, Роман Должанский, Коммерсантъ, [4-10-2002]
От четверга до четверга, Елена Ковальская, Афиша, [4-10-2002]
Сонечки да танечки, Ирина Корнеева, Время МН, [2-10-2002]
ОН ПОСТОЯННО НАЧИНАЛ ЖИЗНЬ ЗАНОВО, Ирина Тосунян, Литературная газета, [1-10-2002]
Не наш современник, Марина Давыдова, Время Новостей, [1-10-2002]
Освоение кумира, Роман Должанский, Коммерсантъ, [1-10-2002]
Театральная проза, Алексей Филиппов, Известия, [1-10-2002]
1 октября исполнилось 75 лет со дня рождения Олега Ефремова, NTVRU, [1-10-2002]
Под знаком Весов, Анатолий Смелянский, Московские Новости, [1-10-2002]
Во вторник талантливейшему актеру и выдающемуся режиссеру Олегу Ефремову исполнилось бы 75 лет, Наталья Курова, РИА Новости, [1-10-2002]
Раскольников наказал сам себя, Елена Волкова, Газета.Ru, [27-09-2002]
Отчего стрелялся президент?, Ирина Алпатова, Культура, [26-09-2002]
Мутный политический сон, Павел Руднев, Время Новостей, [24-09-2002]
Продавцы воздуха, Алексей Филиппов, Известия, [23-09-2002]
Александр Гельман уже выбрал нового президента России, Григорий Заславский, Независимая газета, [23-09-2002]
Я не играл Березовского, Ольга Феденкова, Ваш досуг, [17-09-2002]
Да никако ты писака!, Марина Давыдова, Время новостей, [12-09-2002]
Пушкин вышел на Тверскую, Роман Должанский, Коммерсант, [12-09-2002]
После преступления, Ольга Галахова, Литературная газета, [11-09-2002]
Опасные связи Табакова, Марина Райкина, Московский комсомолец, [7-09-2002]
Актеры не должны простаивать, Алексей Филиппов, Известия, [5-09-2002]
Инкубатор звезд, В. Забалуев, А. Зензинов, «Русский Журнал», [26-08-2002]
Бронтозавр, олигарх, театральный тяжеловес, Григорий Заславский, Независимая газета, [22-08-2002]
Бойко дает фору Клуни, Олег Перанов, Век, [2-08-2002]
Дарья Мороз учится на своих ошибках, Алина Фрейд, Ваш досуг, [22-07-2002]
Олег Табаков: мы сработали за шестерых, Роман Должанский, Коммерсантъ, [12-07-2002]
Вещь.doc, Афиша, [7-07-2002]
Один день с Олегом Табаковым накануне закрытия сезона, Алексей Филиппов, Известия, [30-06-2002]
Скромное обаяние Достоевского, Мария Львова, Вечерний клуб, [27-06-2002]
Из «Преступления и наказания» извлекли урок, Марина Шимадина, Коммерсантъ, [27-06-2002]
Наказание без преступления, Ирина Корнеева, Время МН, [27-06-2002]
Диалектика, Зоя Шульман, Ведомости, [27-06-2002]
Образ Раскольникова, Марина Шимадина, Коммерсантъ, [27-06-2002]
О наказании, Григорий Заславский, Независимая газета, [27-06-2002]
…И нет старушки, Алексей Филиппов, Известия, [26-06-2002]
Холодный ум и негорячее сердце, Марина Давыдова, Время новостей, [26-06-2002]
АНАТОЛИЙ СМЕЛЯНСКИЙ: МЫ ПРОШЛИ УРОВЕНЬ КРИКА, Наталия Каминская, Культура, [20-06-2002]
Салочки со смертью, Глеб Ситковский, «Алфавит», [06-2002]
На нарах творчества, Ирина Алпатова, Культура, [30-05-2002]
Секрет молодости Калягина, Любовь Лебедина, Труд, [25-05-2002]
Актер, которого любят, Время МН, [25-05-2002]
Неоконченная пьеса для Александра Калягина, Время МН, [25-05-2002]
Пятьдесят, шестьдесят etc., Анатолий Смелянский, Московские новости, [25-05-2002]
БЛАГОПОЛУЧНЫЙ ХУЛИГАН, Независимая газета, [24-05-2002]
Et cetera!.., ВЕК, [24-05-2002]
Здравствуйте, я ваш… Et cetera, Наталия Каминская, Культура, [23-05-2002]
В Москву, в Москву!, Юлия Кантор, Известия, [15-05-2002]
Боязнь пространства, Виктория Никифорова, «Ведомости», [13-05-2002]
Интерактивный комплексный обед, Александр Соколянский, Ведомости, [27-04-2002]
Ненормативная премьера, Алексей Филиппов, Известия, [27-04-2002]
Мхатовская каракатица, Артур Соломонов, Газета, [26-04-2002]
Право выбора, Григорий Заславский, Русский Журнал, [25-04-2002]
Интерактивные песни западных славян, Наталия Каминская, Культура, [25-04-2002]
Россия в ремейке, или Театр прохиндеев, Общая газета, [24-04-2002]
Выбирай или проиграешь, Елена Ямпольская, Новые известия, [23-04-2002]
Мой первый Павич, Дарья Коробова, Независимая газета, [23-04-2002]
Меня выручает самоирония, Наталья Старосельская, ТРУД, [17-04-2002]
Круг чтения, Роман Ганжа, Русский журнал, [16-04-2002]
Привидения в Камергерском переулке, Дина Абрамова, Вечерняя Москва, [14-04-2002]
Фотки на память, Виктория Никифорова, Ведомости, [10-04-2002]
Кабала спроса, Жанна Васильева, Итоги, [9-04-2002]
Откровенность за откровенность, Роман Должанский, Коммерсант, [8-04-2002]
Гей, маргиналы!, Марина Давыдова, Время новостей, [8-04-2002]
О месте трагедии, Григорий Заславский, Русский журнал, [29-03-2002]
Дискотека в доме Капулетти, Елена Дьякова, Новая газета, [28-03-2002]
Любовники смерти, Ирина Алпатова, Культура, [28-03-2002]
Любовь в кислотный дождь, Алена Карась, Российская газета, [27-03-2002]
Нет повести счастливее на свете…, Елена Ямпольская, Новые известия, [26-03-2002]
Из жизни тинейджеров, Алексей Филиппов, Известия, [25-03-2002]
Монах и два тинейджера, Артур Соломонов, Газета, [25-03-2002]
Любовь где попало, Роман Должанский, Коммерсант, [25-03-2002]
Расколдованная сцена, Марина Давыдова, Время новостей, [25-03-2002]
В первом чтении, Олег Зинцов, Ведомости, [25-03-2002]
Роман Козак о Шекспире В и витамине Т, Павел Подкладов, Ваш досуг, [18-03-2002]
Роман Козак: Спектакль — это строчка текста, окруженная жизнью, Ирина Тосунян, Литературная газета, [13-03-2002]
Облома не будет, Марина Шимадина, «КоммерсантЪ», [12-03-2002]
Гусь печальный, Роман Должанский, Коммерсантъ, [6-03-2002]
Культурный «хит», Итоги, [5-03-2002]
Молодежный «Гусь», Алексей Филиппов, Известия, [27-02-2002]
Не форсируйте фарс!, Ольга Егошина, Версты, [23-02-2002]
Не форсируйте фарс!, Ольга Егошина, Версты, [23-02-2002]
Хитрый и двужильный, Ирина Корнеева, Время МН, [22-02-2002]
Удачливая Даша, Глеб Ситковский, Алфавит, [21-02-2002]
Как важно быть серьезным, Нина Суслович, Литературная газета, [20-02-2002]
Попечительский совет МХАТа им. А. П. Чехова возглавил Герман Греф, РИА «Новости, [14-02-2002]
Победа антиквариата, Мария Львова, Вечерний клуб, [7-02-2002]
Врачующая рука убийцы, Мария Львова, Вечерний клуб, [7-02-2002]
Старик и горе, Ирина Алпатова, Культура, [7-02-2002]
Как важно быть несерьезным, Глеб Ситковский, [6-02-2002]
Как важно быть несерьезным, Глеб Ситковский, [6-02-2002]
Модерн в Камергерском, Елена Ковальская, Ведомости, [4-02-2002]
Зловещий шут, резвящийся тиран., Наталия Балашова, Московская Правда, [2-02-2002]
Зловещий шут, резвящийся тиран., Наталия Балашова, Московская Правда, [2-02-2002]
Тетка Чарлея опять сыграла вождя, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [31-01-2002]
Сердечная недостаточность, Ирина Алпатова, Культура, [31-01-2002]
Свобода не гарантирует успеха, Сергей Шаповал, Независимая газета, [31-01-2002]
Не чисто английское убийство, Станислав Рассадин, Версты, [26-01-2002]
Отвязанно гремит словами бранными широкая арена, Наталия Каминская, Культура, [24-01-2002]
Отвязанно гремит словами бранными широкая арена, Наталия Каминская, Культура, [24-01-2002]
Играем Стоппарда, Юрий Фридштейн, Литературная газета, [23-01-2002]
Прекрасные оттенки дерьма, Роман Должанский, Коммерсант, [23-01-2002]
Нам не страшен Бармалей, Марина Давыдова, Время новостей, [23-01-2002]
Прекрасные оттенки дерьма, Роман Должанский, Коммерсантъ, [23-01-2002]
Нам не страшен Бармалей, Марина Давыдова, Время новостей, [23-01-2002]
Повесть о настоящем человеке, Алексей Филиппов, Известия, [23-01-2002]
На радость всем буржуям, Марина Давыдова, Время Новостей, [21-01-2002]
Детектив в стиле «модерн», Ольга Романцова, Время МН, [19-01-2002]
Умирающий лебедь, Антон Красовский, Независимая газета, [19-01-2002]
Хорошо темперированный Ростан, Наталия Каминская, Культура, [17-01-2002]
Заметки о прошлогоднем снеге, Анатолий Смелянский, Московские новости, [17-01-2002]
Александр Калягин: «Кривляние и ничегонеделанье — моя стихия», Марина Тульская, Вечерние вести, [14-01-2002]
Александр КАЛЯГИН: ПУБЛИКА ОЧЕНЬ ОПАСНА?, Ольга Коршакова, Новая газета, [14-01-2002]
Земную жизнь пройдя до половины, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [13-01-2002]
Городок в табакерке, Ольга Гердт, Газета, [9-01-2002]
Ученик учителя, Ольга Галахова, Дом актера, [01-2002]
Александр Калягин о Роберте Стуруа, о спектакле «Шейлок», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин — о себе и актерской профессии, об Иннокентии Смоктуновском, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о «Короле Убю», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о театре “Et cetera” и о том, как создать театр в наше время, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин рассказывает про Олега Ефремова, раздел МХАТа, рождение театра “Et cetera”, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о работе над фильмом "Эзоп", Александр Калягин, Из книги "Александр Калягин", [2002]
Александр Калягин — о Давиде Смелянском, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о спектакле «Старый новый год», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о чеховских спектаклях и о мхатовской «Чайке» 1980 года, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о Союзе театральных деятелей, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о своей семье, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о себе: от «Скорой помощи» до Щукинского училища, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин — о шефских поездках по стране, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о «Пиквикском клубе», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]



© 2002—2020 Школа-студия МХАТpublic@mxat-school.ru