Logo
Title
Title



Главная :: Пресса :: Триста акул в глотку
ПОЭТ
«А душу можно ль рассказать?..» (М. Ю. Лермонтов, «Мцыри»)

В прошедшем театральном сезоне Театр им. М. Н. Ермоловой познакомил зрителей со спектаклем «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?» (постановка Ф. Веригиной), выпущенным к 100-летию со дня рождения Сергея Есенина. Спектакль этот, по-моему, безусловное событие в театральной жизни Москвы. Жанр его определен как недокументальная история. Составленная из всевозможных воспоминаний современников, дневниковых записей с вкраплениями стихов, она тем не менее не нагоняет скуку и не сводит скулы в зевоте. Из разноцветных, разнообразных кусочков составляется сложная ткань характеров главных героев — Сергея Есенина (С. Безруков), и Айседоры Дункан (О. Селезнева). С бережной тактичностью, осторожно минуя все «подводные камни» (а их было ох как много — и скандальность, и пошловатый снобизм, и панибратство, с которым в последнее время подходят к историческим личностям), автор пьесы Н. Голикова сумела увлекательно рассказать о двух незаурядных личностях, об их жизни, любви и смерти.
Настоящим открытием режиссера Фаины Веригиной, как мне кажется, явилось приглашение на роль Сергея Есенина молодого актера Сергея Безрукова.
Представляю вашему вниманию несколько зарисовок, отнюдь не претендующих на подробное описание. Так сказать, фрагментов полотна спектакля, его основных эмоциональных акцентов.

ПОЯВЛЕНИЕ

Он появляется внезапно. Атмосфера напряженного ожидания царит и в зале, и на сцене — в поэтическом клубе «Стойло Пегаса». Словно врываясь с улицы — через зал — под шквал аплодисментов: «Я нарочно иду нечесаный…», рукою взъерошивая непослушные золотые кудри. Белокурый пасынок природы, мальчишка, которого попутным ветром «занесло» в поэзию — и ему просто нравится наших душ «безлиственную осень» озарять светом своего гения. .. Нравится вот так вскочить на стул и оттуда, с «верхотуры», залихватски-дерзко выкрикнуть ветру: «Я такой же, как ты, хулиган!» И вдруг — без перехода:
Устал я жить в родном краю,
В тоске по гречневым просторам
Покину хижину мою,
Уйду бродягою и вором!
Совсем иначе, тихо и серьезно. И только временами проглянет такая отчаянная тоска, такое зрелое понимание земной жизни и предчувствие трагической судьбы… Много раз на спектакле с восторгом наблюдаешь эти метаморфозы-перевертыши, словно медленно поворачивают на свету алмаз, и он играет разными цветогранями, являя нам свою подлинность и неподдельность.

ГЛАВА 1. ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Вы никогда не задумывались, почему поэты так уязвимы? Почему в лучшем случае их одолевает жажда памфлетов и эпиграмм, а в худшем — дуэлей и драк? В игре Сергея Безрукова четко намечены грани явления, имя которому Противостояние. Поэт и мир. Поэт и общество. Да и в самом поэте сосуществуют два полюса: с одной стороны — неистовство и отчаянная агрессивность, с другой — ранимость и почти ребяческая незащищенность. То, с каким напором он читает стихи, словно спорит с невидимым собеседником, ежедневно и ежечасно доказывая свою пра?вомочность как поэта. То, как высаживает все окна в вагоне поезда, когда выясняется, что друг, которому доверял — спекулянт: «В стране ГОЛОД, а он сахаром за такие бешеные деньги торговал, собака!» Бесконечные скандалы, сопровождавшие Дункан и Есенина в их мировом турне… Во всем этом угадывается гибельная природа поэта, его обреченность на короткий век, поскольку силы всегда неравны, игра проиграна с самого начала. И везде его бьют — жестоко и безжалостно. Слишком тонкая кожа. Слишком раненая душа. Слишком одно сердце.

ГЛАВА 2. СТРАСТЬ

Одна из самых интересных сцен в спектакле: Есенин и Дункан танцуют танго, познакомившись на вечеринке у художника, друга поэта. Сначала это нелепо и почти смешно — звезда танца и неловкий рязанский парень! Они, скорее, «присматриваются», при выкают друг к другу, равно как и музыка только зарождается, «нащупывая» ноты. И вдруг — как щелчок — в одно мгновение меняется все. И вот мелодия уже звучит, властно задавая ритм. Да и саму пару не узнать — сколько азарта, сколько увлеченности, сколько страсти! На одном дыхании, глаза в глаза! Парадоксально то, что танец ведет Есенин, а не Дункан. В этом есть скрытый смысл, «второе дно» — символика отношений между ними. В которых почти сразу сместились акценты в сторону Сергея. Он мог приказывать, он мог распоряжаться. Айседора преданно ловила каждое движение брови, каждое слово, каждый жест. Что бы он ни сделал, что бы ни сказал — «Сергей Александрович, лублу тебья» — неизменно. Конечно, страсть. Но страсть, пугающая безрассудством и неоглядностью.
Как понимают они друг друга? Ведь общение через переводчика напоминает разговор глухонемых: «Что она сказала?» — «Да это совсем не важно!» Между тем монолог о гибели детей Айседора произносит в полной тишине. Переводчик попытается «помочь», и Сергей огрызнется на него: «Да заткнись ты!» — и задумчиво притихнет за ее спиной. Понимает? Конечно, понимает. Но как?!

ГЛАВА З. ТОСКА

Сцена изображает европейский или американский ресторан. Супружеская чета Есенин — Дункан в мировом турне Айседоры. Все тот же Есенин. Или не тот? Элегантный черный костюм оттеняет светлые кудри. Уверенная походка, неторопливые движения. Муж знаменитой Дункан! И только его напряженное молчание, какая-то не свойственная ему флегматичность, нарочитая не-реакция на все те ужасы, что господин А поведал о родной стране, сигналят: что-то не так! В том, как он глушит стаканами водку, не пророня ни слова. В том, как медленно высво?бождается из «панциря» дорогого костюма. Как тянется рука к горлу, расстегивая верхнюю пуговицу рубашки. Он задыхается здесь, в чужой стране, в спертом воздухе ресторана, среди его обитателей. Стихи приходят как глоток свежего воздуха. В них прорывается все то, что он копил сидя здесь, за столом, слушая разговоры эмигрантов. «Я и сам, опустясь головою, Заливаю глаза вином, Чтоб не видеть ли?цо роковое, Чтоб подумать хоть миг об ином». Впору воскликнуть, как Роксана — Сирано де Бержераку: «Как Вы читаете!» Он не просто читает. Он кричит на последней ноте отчаяния, уже не подавляя в себе горечи безысходности.
Поражают своей наполненностью и «немые сцены» — например, танец пьяного Есенина в ресторане. Его рисунок предельно выразителен, кристально точен в пластическом выражении того, что не скажешь словами. Того, что улавливается только в трагическом изломе рук, в лихорадочно-стремительном вращении, в том, как он, наконец, бросается на колени, уронив голову на грудь…
Полная душевная опустошенность и одиночество. Тоска по прежним дням, которые больше не повторятся. Не будет ни солнечного детства, ни беззаботной юности. Не будет родины, прежней родины. Новая Россия отвернется от него, заклей?мив «упадническим». Приблизив неминуемую кончину.

ГЛАВА 4. СУДЬБА

В спектакле лейтмотивом звучит тема смерти. Но он не о смерти. Он о первопри?чине ее - судьбе. Как удивительно точно заметил Арсений Тарковский: «Когда судьба по следу шла за нами, Как сумасшедший, с бритвою в руке…»
Спектакль — о судьбе гения. О ее трагической предопределенности. Знает, что не успеет. Поэтому и приходится жить, «как на вулкане». Жить как гореть. Сыграть горение — вот что еще удалось актеру. Сыграть запредельность устремлений и возможностей. Сыграть неистовость прорыва в неизбежное и потому неотвратимое:
Он смеялся над славою бренной,
Но хотел быть только первым:
Такого попробуй угробь!
Не по проволоке над ареной,
Он по нервам, нам по нервам
Шел под барабанную дробь!
Прожить жизнь, балансируя на тугом канате — сколько раз казалось: упадет, сорвется, сколько раз над пропастью висел, еще шаг — и смерть. Он ее словно чуял, смерть: «Конечно, меня подвесят Когда-нибудь к небесам! — Ну и что? Это ж еще лучше: Там можно прикуривать о звезды!»- куражился, смеясь ей в лицо… Слово кураж по-французски смелость. Жить с обнаженной душой — разве не смелость?! Кажется, только и твердят все вокруг: «Застегни ты, Есенин, свою душу! Это так же неприлично, как расстегнутые брюки!» Ведь когда она нараспашку, все жизнен?ные неурядицы воспринимаются гораздо острее и неизбежней — и сжимает сердце от его неистовства перед неумолимым роком…

ФИНАЛ

Смерть Есенина — не самоубийство, а гибель — утверждает спектакль. А поскольку точных деталей не восстановить, да это и не нужно, финал сыгран ярко в своей почти притчевой условности. Пусть будет черная ночь и одинокая фигура на скамейке, озаренной серебристым лунным светом. Негромкий баян: «Не жалею, не зову, не плачу…» Пусть появятся убийцы, обступая со всех сторон. Он боится? Нет. Он ждал их. И почти шепчет, изумляясь тому, что так быстро «пришла пора»: «Вы с ума сошли!» Неотвратимость конца наполняет его какой-то ребячески-отчаянной смелостью. И поэтому громко: «Кто сказал вам, что мы уничтожены?!» Оружие-стихи бьет без промаха — убийцы в недоумении застывают на месте. И уже не им, а нам швыряет в зал пророчески-жестокое: «Неужель под душой так же падаешь, как под ношею?!» После символического избиения-расправы он воскреснет вновь, чтобы затянуть под баян горластую «блатнягу»:
Эх, доля, неволя,
Глухая тюрьма!
Долина, осина,
Могила темна!
Сцена погружается в черноту вместе со всеми деталями той страшной ночи. Когда свет снова вспыхнет, сценический круг сделает поворот, и перед нами все та же скамейка. На ней — баян, свисающий красный шарф — тот самый, подаренный Айседорой… Все.

Мало кому удается воплотить на театре образ гения. Не побоюсь сказать, что на российской сцене впервые за много лет появился живой Есенин. Это биение горячего сердца, оголенный нерв. Это неровное дыхание поэтических строк. Сама Душа, разорванная страстями и противоречиями, мятущаяся между Богом и дьяволом. Рассказанная мальчиком, которому едва за двадцать…
Так душу можно ль рассказать?!

«Театральная жизнь», № 8
Надежда Малышева, 1996


Триста акул в глотку, А. Борисова, Вечерняя Москва, [19-09-1996]
Психушка в «Табакерке», Вадим Михалев, Век, [2-02-1996]
ПОЭТ, Надежда Малышева, «Театральная жизнь», № 8, [1996]
«СЕРГЕЙ», Век, [1996]
Самые новые романтики, Ольга Шакина, Новое время № 47, [1996]
Талант, Елена Ямпольская, Известия, [7-12-1995]
Мой Петр родился в третий раз, Мария Хализева, Культура, [2-12-1995]
Российский «Псих» потряс даже автора, Наталия Колесова, Вечерний клуб, [28-11-1995]
Психотерапия от Житинкина, Елена Курбанова, Московская Правда, [22-11-1995]
Из интервью «Неоднозначный Калягин», Мир новостей, [6-11-1995]
В нашем доме ваша тетя. Она нам поможет? А мы - ей?, Российская газета, [22-09-1995]
Политикам не присуще владение словом, Сегодня, [2-08-1995]
Последние: Великая драма Горького, Марина Благонравова, The Moscow Tribune, [24-04-1995]
«Нужно о детях говорить в это страшное время?», Ирина Шведова, Московская Правда, [31-03-1995]
Обижают!, Александр Соколянский, Театральная жизнь, [1995]
ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ, Марина Давыдова, Театральная жизнь, [1995]
Буревестник революции залетел в табакерку, Алексей Белый, Комсомольская правда, [1995]
«Последние»: очень своевременная пьеса, Александр Соколянский, Неделя, [1995]
Сочетание несочетаемого, Юрий Фридштейн, Экран и сцена, [15-09-1994]
Не только цирк., Григорий Заславский, Независимая газета, [4-08-1994]
Руководство для желающих жениться, Александр Шевляков, Вечерний клуб, [16-07-1994]
Et cetera, но снова все же Чехов, Наталия Балашова, Московская правда, [24-06-1994]
Отрицательные эмоции должны иметь свой выход, Петр Фоменко, Театральная жизнь, № 2, [02-1994]
АНТИВОЕННАЯ ТАЙНА МАЛЬЧИША БУМБАРАША, Екатерина Шакшина, Вечерний Екатеринбург, [3-09-1993]
ИСТОРИЯ С БУМБАРАШЕМ, Галина Брандт, На смену, [25-08-1993]
СНОВА БУМ-БА-РАШ?, Ольга Егошина, Независимая газета, [25-06-1993]
Добрые игры в недобром мире, Наталья Крымова, [05-1993]
«Иногда я чувствую себя камикадзе», Московский Комсомолец, [30-01-1993]
Мастера «Мастерской Фоменко», Мария Хализева, [1993]
Анатолий Эфрос. Из книги «Продолжение театрального романа»., М. ,, [1993]
Гулянье над обрывом, Анатолий Смелянский, Культура, [23-05-1992]
Два лица Нила Саймона, М. Воробьев, Вечерний Новосибирск, [31-07-1991]
Не дай Бог потерять интерес зрителя, Аргументы и факты, [1991]
«? В распрекрасном Билокси на Миссисипи», Ольга Дубинская, Театральная жизнь, [1990]
* * *, Челябинский рабочий, [28-05-1988]
«Билокси-блюз» по дороге на войну, Алексей Аджубей, Московские новости, [27-12-1987]
Не хлебом единым, Нина Агишева, Правда, [22-02-1987]
Колоратурный контрабас, Мария Седых, Литературная газета, [28-01-1987]
Групповой портрет с тамадой, Сергей Николаевич, «Неделя», № 4 (1400), [1987]
«Горько!», Юлий Смелков, Московский Комсомолец, [28-12-1986]
Премьеры будущей недели, Вечерняя Москва, [25-10-1986]
Подвергай себя сомнениям, Советская культура, [5-07-1986]
Несколько личных вопросов, Московский Комсомолец, [30-12-1984]
Выбираю роль болельщика, Советская культура, [2-02-1984]
Верить и побеждать, Нинель Исмаилова, Известия, [16-11-1983]
Покоряющий образ вождя, Г. Терехова, Советская культура, [6-11-1983]
Рассказывает народный артист РСФСР Александр Калягин, Вечерний Таллин, [16-07-1983]
Жажда и радость работы, Советская Эстония, [7-07-1983]
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, [2-03-1983]
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, [2-03-1983]
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, [28-01-1983]
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, [28-01-1983]
Великая радость творчества, Красная звезда, [2-10-1982]
Искусство постижения красоты, В. Бернадский, Вечерняя Алма-Ата, [22-09-1982]
Главная роль, Советская культура, [4-07-1982]
Завещаю векам, Александр Колесников, Комсомолец Кубани (Краснодар), [22-04-1982]
Встречаясь взглядом с Лениным, Георгий Капралов, Литературная Россия, [12-02-1982]
Великая наука побеждать. Зрители о спектакле «Так победим!», Вечерняя Москва, [23-01-1982]
Перед бессмертием, М. Строева, [20-01-1982]
Великая наука побеждать, Н. Потапов, Правда, [12-01-1982]
Так победим!, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, [5-01-1982]
Наши интервью. Александр Калягин, Театральная Москва, № 20, [1982]
Завещаю грядущему, Андрей Караулов, Советская Россия, [31-12-1981]
Вечера с Мольером, Б. Галанов, Литературная газета, [16-12-1981]
Смех и слезы Мольера, Николай Путинцев, Московская правда, [13-12-1981]
Тартюф, Оргон и другие, Н. Шехтер, Комсомольская правда, [20-11-1981]
Тартюф сбрасывает маску, В. Широкий, Советская культура, [13-11-1981]
«Мышеловка» для Тартюфа, В. Фролов, Вечерняя Москва, [27-10-1981]
Сражение в доме Оргона, Н. Лейкин, Литературная Россия, [23-10-1981]
Страстное слово театра, Г. Островская, Красное знамя (Владивосток), [8-07-1981]
Удовольствие для души?, В. Дубков, Молодой дальневосточник (Хабаровск), [23-06-1981]
Стремлюсь к неожиданному, Советская Россия, [14-01-1981]
Наедине с вами, Советская культура, [16-12-1980]
«Классика — школа добра», Литературная Россия, [30-11-1979]
Верить в свое призвание, Ленинградское знамя, [27-05-1979]
Иштван Хорваи: Счастливая встреча, Советская культура, [18-05-1979]
Две премьеры, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, [23-04-1979]
Всего четыре часа?, Екатерина Кеслер, Социалистическая индустрия, [27-03-1979]
Работа Калягина, Молодой коммунар (Тула), [5-08-1978]
В кино и в театре, Магнитогорский рабочий, [5-07-1978]
Правда бывает только одна, Андрей Караулов, Строительная газета, [16-12-1977]
Вина и беда Игната Нуркова, Александр Свободин, Литературная газета, [30-11-1977]
Заседание парткома продолжается?, Григорий Цитриняк, Литературная газета, [5-10-1977]
А что впереди?, Эльга Лындина, Московский Комсомолец, [16-06-1977]
Познай самого себя, Н. Толченова, Литературная Россия, [11-02-1977]
Современно о современниках, Роберт Стуруа, Заря востока (Тбилиси), [17-04-1976]
Глубина правды, Виктор Комиссаржевский, Советская культура, [4-11-1975]
Протокол откровения, В. Харитонов, Известия, [24-10-1975]
«Заседание парткома», Т. Владимирова, Вечерняя Москва, [14-10-1975]
Два дебюта, Е. Борисоглебская, Московский Комсомолец, [16-05-1974]
Человек и дело, Лариса Солнцева, Советская культура, [29-03-1974]
Театральный разъезд, Виктор Комиссаржевский, Известия, [29-06-1973]
«Старый новый год», М. Строева, Вечерняя Москва, [28-06-1973]
Найди силу в себе, А. Бочаров, Комсомольская правда, [15-06-1973]
Увеличивающее стекло?, Ольга Кучкина, Московский Комсомолец, [9-06-1973]
«Старый новый год», Труд, [6-06-1973]
Многоуважаемый зеркальный шкаф?, Галина Кожухова, Правда, [25-05-1973]
Олег Ефремов: «Люблю рабочую среду», А. Галин, Социалистическая индустрия, [1-03-1973]
Хроника жизни одного цеха, Александр Свободин, Комсомольская правда, [27-01-1973]
Очистительная сила огня, Н. Лейкин, Литературная Россия, [12-01-1973]
Помни о человеке, М. Строева, Вечерняя Москва, [5-01-1973]
Второе знакомство, С. Овчинникова, Московский Комсомолец, [9-12-1969]
На сцене — польская драматургия, Вечерняя Москва, [22-11-1969]
«Только телеграммы», М. Руссов, «Вперед» (Загорск), [19-10-1968]
Надежды и разочарования Уингфилдов, Н. Абалкин, Правда, [4-06-1968]
«Стеклянный зверинец», [6-04-1968]
Человек и революционер, Владимир Пименов, Литературная Россия, [9-02-1968]
Маяковский на Таганке, Б. Галанов, Литературная газета, [14-06-1967]
Победа поэзии, Виктор Шкловский, Известия, [8-06-1967]
Послушайте. Маяковский, В. Фролов, Советская культура, [30-05-1967]
Идет дознание?, Юрий Айхенвальд, Московский Комсомолец, [2-03-1967]
Спор о современнике, Т. Шароева, Вечерний Тбилиси, [7-07-1966]
«Только телеграммы», «Заря Востока» (Тбилиси), [7-07-1966]
«Жизнь Галилея», Инна Вишневская, Вечерняя Москва, [13-06-1966]
Испытание разумом, Н. Лордкипанидзе, Приложение к «Известиям» «Неделя», [28-05-1966]
В поиске, Я. Варшавский, Вечерняя Москва, [18-06-1965]
Это время гудит телеграфной струной…, Б. Галанов, Литературная газета, [22-04-1965]
Слова Ленина обновляют театр, Виктор Шкловский, Известия, [17-04-1965]
Стая молодых набирает высоту?, Григорий Бояджиев, Советская культура, [3-04-1965]
Приедет театр Олега Табакова, Alla Gosteva, Halo Noviny
С оголенным нервом, Ольга Нетупская, Планета Красота
О некоторых загадках…, Ольга Нетупская, Планета Красота
«Похождение» в Таллине, «Новости культуры» (ТК «Культура»)
Официальный сайт Ивана Жидкова
Официальный сайт Дениса Никифорова
Официальный сайт Дины Корзун
Официальный сайт Виталия Егорова
Павел Руднев: Смещение «Сатирикона», Павел Руднев, Взгляд
Подлец? Кто подлец?, Александр Соколянский, ОБЩАЯ ГАЗЕТА
Владимир Машков: «Режиссура — одна из самых страшных профессий», Елена Дуда, Семь Дней в Новосибирске
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Эти славные психи, Нина Агишева
Андрей Житинкин дописывает Томаса Манна, Сергей Веселовский, Москва театрально-концертная
Сергей Безруков: «Играя Ромео, я готов был разорвать Тибальта», Театральная жизнь
Лев Дуров: С женой я никогда не был Отелло — только Яго, Вячеслав Шадронов, Газета «Антена»
Официальный сайт Льва Дурова
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер
Неофициальный сайт Ярослава Бойко
А в Конго есть тигры?, afisha@mail.ru
., Наталия Колесова
Антисказка, Агнешка Сыновска, Шекспировская газета
Еврей и христианин, Юстыня Сверчинька, Шекспировская газета
Месть Шейлока, Беата Лентас, Шекспировская газета
Венецианский еврей на русской сцене, Алексей Бартошевич
Страница спектакля «Ещё Ван Гог…» на сайте Центра им. Вс. Мейерхольда
Проект учеников школы № 758 , посвященый спектаклю «Матросская тишина»
Планета Калягин, Юлия Маринова, Домовой
Калягин предлагает жить дружно, Григорий Заславский, Сайт Театральное дело Григория Заславского
Венецианский еврей на русской сцене
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб
Беседа с Анатолием Смелянским
Как стать другом Александра Калягина
Надо уметь вопить от боли, Марина Багдасарян, Время МН
Пресса о спектакле на сайте «Театральный смотритель»
Страница, посвященная жизни и творчеству Александра Вампилова
Иркутский областной фонд Александра Вампилова
Биография Сергея Безрукова на сайте агентства «Арт-партнер XXI»



© 2002—2019 Школа-студия МХАТpublic@mxat-school.ru