Logo
Title
Title



Главная :: Пресса :: Не попавшие в «Аркадию»
Вещь.doc
Театр образца 2002 года начинается с диктофона

Театр образца 2002 года начинается с диктофона. Люди с диктофонами пристают к бомжам, раненым солдатам, женщинам, отбывающим срок за убийство мужей, и девушкам, предававшимся любви с отцами. Потом люди с диктофонами расшифровывают записи, создают на их основе документальные пьесы и играют их в подвале в Трехпрудном переулке с вывеской «ТЕАТР. DOC». Люди с диктофонами называют все это словом «вербатим». Под занавес театрального сезона редакция «Афиши» пригласила двух людей с диктофонами — драматурга Сергея Калужанова и режиссера Александра Вартанова — и поинтересовалась, зачем жители Москвы ходят в театр. Пытаясь ответить на вопрос, Вартанов и Калужанов взяли диктофоны, отправились в театр, поговорили со зрителями и написали новую документальную пьесу — а Елена Ковальская, пользуясь случаем, подвела некоторые итоги театрального сезона.


ЦЕНЦИПЕР: А какого черта люди вообще ходят в театр?

Режиссер и Драматург молчат. Им нечего сказать.

КОВАЛЬСКАЯ (с иронией): Действительно, почему?

ДРАМАТУРГ: Ну что значит почему? Нелепый вопрос.

ЦЕНЦИПЕР (ест виноград): Почему нелепый? Вам самим разве неинтересно, зачем? Давайте сделаем небольшую документальную пьесу с таким
сюжетом: Тру-ля-ля и Тра-ля-ля ходят и выясняют, зачем люди ходят в театр?

РЕЖИССЕР: Что именно нужно — образец документальной драматургии или редакционный материал?

ЦЕНЦИПЕР: Несомненно, материал.

САПРЫКИН: Но в форме документальной пьесы…

РЕЖИССЕР: Можно закурить?

ЦЕНЦИПЕР: Конечно, только окурки надо выкинуть. Такое ощущение, что мы тут дегустаторами сигарет работаем… И, значит, сюжет —
постепенное продвижение к пониманию того, почему люди ходят в театр.

ДРАМАТУРГ: ПОНЯТНО. ..

РЕЖИССЕР: ТУТ ЕСТь такая опасность: получится социологический опрос…

САПРЫКИН: СОциологический опрос — нет…

ДРАМАТУРГ: Или будка гласности.

ЦЕНЦИПЕР: Будка гласности — ура!

САПРЫКИН: Но в формате пьесы, со сценами, с героями, с фигурой автора или авторов…

ЦЕНЦИПЕР: Сцены могут быть такие: сцена, состоящая из одной фразы, — Тру-ля-ля и Тра-ля-ля наблюдают за сумасшедшей. Сумасшедшая:
«Пошли все на х…! » Затмение. Следующая сцена.

КОВАЛЬСКАЯ (встает, берет три виноградинки): Что люди надевают, прежде чем идти в театр? (Виноградинка.) Одеваются ли они как-то
специально или так? (Виноградинка.) Задолго ли они покупают билеты… (Виноградинка.) Успевают ли они поесть перед началом спектакля —или с 
работы так бегут? В театре же постоянно урчат животы — все голодные.

ДРАМАТУРГ: Ну вот это и будет социологический опрос. А какое может быть название?..

ЦЕНЦИПЕР: Да любое. «Истина и метод». Это ж надо так книгу назвать! Мое любимое название, на все случаи жизни. Это даже круче «Критики
чистого разума»… (Сапрыкину) критика чисто разного. (Общий одобрительный смех.) Хорошее название для сборника критических статей о театре.
«Критика чисто разного».

КОВАЛЬСКАЯ: Что вы такие веселые?

САПРЫКИН: Ковальская против несерьезного отношения к работе.

РЕЖИССЕР: Ну название придумаем…

ДРАМАТУРГ: Придумаем…

ЦЕНЦИПЕР: Главное — у людей должно быть приятное чувство узнавания. ..

Акт первый

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Забегаловка неподалеку от Театра им. Евг. Вахтангова, за столиком Режиссер и Драматург. Драматург проверяет, работает ли диктофон.

РЕЖИССЕР: …и водочки, пожалуйста, грамм сто…

ДРАМАТУРГ: Кока-колу, пожалуйста.

РЕЖИССЕР: Документальный театр абсурда: человек с язвой желудка пьет кока-колу…

ДРАМАТУРГ: Еще неизвестно, что вреднее — кока-кола или кофе.

РЕЖИССЕР: А при чем здесь кофе, я кофе не пью.

СЦЕНА ВТОРАЯ

Фойе Театра им. Евг. Вахтангова за полчаса до начала спектакля «Дядюшкин сон». Билетерши покрикивают: «Курить выходите на улицу! » Зрители
толпятся перед входом в театр, опасливо озираясь на постоянных обитателей Арбата. Режиссер, Драматург, Виктория (юрист, 36 лет), ее My ж.

РЕЖИССЕР: Вопрос простой: зачем вы ходите в театр?

ВИКТОРИЯ: Я хожу в театр, во-первых, чтобы насладиться творчеством актерским, провести время.

МУЖ: И немножко перейти в такой какой-то интересный, но, может быть, возвышенный мир. ..

ВИКТОРИЯ: Очень люблю, когда сильно комедийный сюжет, великолепная игра актеров. Аронова особенно. В театры ходим. .. Мы ходим. .. Ну 
наверное… ну часто… Сколько раз мы ходим?

МУЖ: По мере возможностей, но вот щас нет, но скоро будем раз в неделю ходить.

ДРАМАТУРГ: Есть ли в театре то, чего вы не приемлете?

МУЖ: Иногда бывают спектакли… Ну, скажем так, не сказать, чтоб заумное — но, наверное, больше… м-м-м — спектакль ради самоутверждения
режиссера. Чтобы вот какой-то сюжет такой… шоб вот никто не делал — а я сделал. А зрителям, а на зрителя — наплевать. Нет, я видел такое, но не 
буду говорить где.

ВИКТОРИЯ: Например, спектакль «Орестея» Петера Штайна. Очень цинично он относится к зрителю, 7 часов спектакль шел. А вот мат, чернуха —
вот, казалось бы, они близкие зрителю, но я их не приемлю…

МУЖ: Все-таки люди идут, наверное, в театры для того, чтобы все-таки, скажем так, ну наверно, радость души или что-то такое… А знакомое нам —
ну смысла не вижу…

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Перед Театром им. Евг. Вахтангова. Режиссер, Драматург, Ольга (26 лет) и Сергей (24 года).

ОЛЬГА: Живая игра актера… Какая-то вот есть… Есть определенный контакт, мне кажется, то есть, э-э-э…

СЕРГЕЙ; Ну, конечно, вот эта атмосфера зала, наверное. Вот эти звонки, вот… Когда люди входят. То есть, в кино, наверное, все по-другому.

В разговор вклинивается Старушка.

СТАРУШКА: Вы с телевидения? Можно мне вот слово сказать, я коммунистка! В крайне неживом состоянии мы сейчас, забитые!

ОЛЬГА: ОТОйдите, пожалуйста…

СТАРУШКА: Нет, это в ваших же интересах, чтобы коммунистка пожилая…

СЕРГЕЙ: Не мешайте. Можно не мешать?

СТАРУШКА: Я отойду, я отойду. Хорошо. Ладно, я отойду. Но крайне тяжелое положение!

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ

Забегаловка возле Театра им. Евг. Вахтангова. Режиссер и Драматург. Режиссер пьет водку.

РЕЖИССЕР: Блин. .. Ничего не понятно.

ДРАМАТУРГ: Ладно, я еще на Серебренникова успею.

СЦЕНА ПЯТАЯ

Филиал Театра им. А. С. Пушкина за пятнадцать минут до начала спектакля «Откровенные полароидные снимки». Драматург, Нана (22 года), Олег
(27 лет).

НАНА: Вот Суханов Максим. Очень люблю его смотреть, просто во всех спектаклях. Ну, наверное, просто такое не увидишь вообще нигде, это
необычный какой-то взгляд… И смешно, и, типа, неглупо…

ОЛЕГ: А Гришковец!

НАНА: И еще Гришковец. Ну. .. за что я его люблю? Гы-гы-гы… За то, что он душевный человек, говорит понятные, простые вещи, и при этом тоже
он так смешно об этом рассказывает… Считаю, что он просто гениальный. Актер и вообще режиссер и драматург.

ДРАМАТУРГ: А каким должен быть спектакль, по-вашему?

ОЛЕГ: Нравиться должен.

НАНА: Ой. .. Ну я не знаю, просто не должно быть скушна-а… Это не должно быть ни на что похожим, чтобы быть, э-э-э, таким. .. Ну не знаю, и…
Должен быть хотя бы… Хотя бы один актер, вот ради которого, вот… есть… который… даже… на нем будет спектакль играться. Вот так вот.

ДРАМАТУРГ: А Другие работы Серебренникова вам нравятся?

НАНА: Я вообще вот первый раз, на самом деле. Я слышала очень много, но не ходила. Но вот очень хотелось посмотреть. И вот мы здесь.
Наконец.

СЦЕНА ШЕСТАЯ

Театр им. Евг. Вахтангова перед началом спектакля «Дядюшкин сон». Режиссер, Оксана (учительница, 35 лет), Виктор (ее муж, 38 лет).

РЕЖИССЕР: Вопрос такой: зачем вы ходите в театр?

ОКСАНА: Ну просто люблю с детства, вот… Это как… как там люблю суп или люблю второе. Наверное, вот так же.

ВИКТОР: Ну, как бы сказать, ну это очень сложно так сказать… Ну это ощущение описать трудно.

ОКСАНА: Но нам-то уже что, нам-то уже хотя бы положительные эмоции испытать, чтобы уйти отдохнувшими…

ВИКТОР: Катарсис со мной происходит, как говорил Аристотель, на хороших спектаклях.

СЦЕНА СЕДЬМАЯ

Фойе Театра им. Евг.Вахтангова. Последний зритель исчезает в зале, дежурная закрывает дверь перед носом режиссера. Режиссер уходит. 
Вслед ему из зала несется крик артистки Ароновой: «Я так рада, так рада, Павел Александрович, что готова кричать об этом всем и каждому из 
окошка!..»

СЦЕНА ВОСЬМАЯ

Забегаловка возле Театра им. Евг. Вахтангова. Режиссер прослушивает записанное.

ГОЛОСА ИЗ ДИКТОФОНА:

 — Ну, наверное, потому что…

 —А-а-а… Ну я… Ну. ..

 — О чем у вас тут речь? А то я могу сказать…

 — Получить удовольствие. 

 — Ну привлекает просто, привлекает.

 — В театре я пополняю свое духовное сознание. 

 — В театре люди, наверное, ищут себя, ищут…

 — Какие-то вы вопросы задаете… я не хочу на ваши вопросы отвечать.

РЕЖИССЕР (отложив диктофон): С этим мы ничего не напишем… (Официантке.) Сто грамм водочки, пожалуйста.

Акт второй

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Театр им. Евг.Вахтангова, «Дядюшкин сон», антракт. Зрители бродят по залу, рассматривают фотографии артистов, занимают очередь в буфет.
Режиссер, Оля (гид-переводчик, 27 лет), Ксения (бухгалтер, 26 лет). Обе явно взволнованы, хихикают, лижут мороженое.

РЕЖИССЕР: Вам нравится спектакль?

ОЛЯ: Я без ума от Ароновой, у меня повысилось настроение. Я пришла такая расстроенная. Сравниваешь все время с собой, находишь какие-то
ассоциации. 

РЕЖИССЕР: ТО ЕСТь, вы после спектакля даже какие-то выводы делаете?

ОЛЯ: Выводы… Ну если только подсознательно делаешь. В данном спектакле вот очень похожие отношения мамы с дочкой, я прям сегодняшний
наш разговор вспоминала.

КСЕНИЯ: Больше всего мне «Табакерка» нравится, там такие спектакли более интересные, в Вахтангова тоже всегда хорошие, такие сильные
спектакли, несмотря на то, что в основном комедии. 

ОЛЯ: Очень мне не нравилось вот раньше, во времена перестройки, когда на злобу дня делали, выносили отношения с низов на сцену, всякую
непристойщину. Очень часто это в «Современнике» было, сейчас уже убирают.

КСЕНИЯ: Да, вот «Мурлин Мурло» особенно. Там и брань какая-то идет непристойная, что-то такое — но там это еще, по крайней мере, со смыслом.

ОЛЯ: А то, что вот совсем уже, вот когда театр только начал так вот подниматься, во время перестройки, ну вообще был какой-то кошмар, там
бегали все в нижнем белье, и какая-то брань была полнейшая на сцене, и вообще, что хотели этим сказать — непонятно.

КСЕНИЯ: Вот как в метро, только что ездила — а потом это идет на сцене. Очень неприятно.

ОЛЯ: Я вот недавно приехала из Таиланда, очень соскучилась по русскому театру, там вообще смотреть нечего, кроме шоу трансвеститов.

РЕЖИССЕР: Последний вопрос, не сочтите за нескромность, сколько вам лет?

КСЕНИЯ: Мне — 25.

ОЛЯ: Да откуда тебе 25-то? Тебе уже двадцать шесть.

КСЕНИЯ (хихикая): Ну это недавно совсем исполнилось.

СЦЕНА ВТОРАЯ

Филиал Театра им. А. С. Пушкина, «Откровенные полароидные снимки», антракт. Зрители курят во дворике, в фойе только двое — Драматург и Галина
(актриса, 55 лет).

ГАЛИНА: Да, так вот, мой дорогой молодой человек… Моя фамилия — Галина Дружинина. Я семь лет не была в Москве. И все новое, ну вот новое,
так сказать, в театрах мне очень хочется посмотреть. Вот, например, совершенно недавно, позавчера, я была в театре… м-м-м… и смотрела
спектакль… «Школа современной пьесы». «Чайка». Это было для меня, но это… это был удар. Понимаете? Просто. Я зевала, я спала, я была в 
ужасе. Я думала: «Боже мой, как наигрывают! » А это — кураж! Он был свойственен для всего спектакля. Потом я поняла, уже во втором акте. Ну. ..
что касается, надо это или не надо, с позиций моего возраста, с позиций моего поколения. .. м-м… я считаю, не совсем. Потому что там смеются,
например… над фразой Раневской, которая взята из пьесы Чехова. А над Чеховым смеяться, я считаю, это богохульство. Понимаете? Задача
искусства не воспитывать, а вдохновлять, поднимать, я не знаю… Но. .. на этом спектакле, на котором я была вчера. Нет, ребятки. Смеются, ржут —
полупьяные какие-то в зале… Полный зал был. И вообще, очень аплодировали все, и… Все замечательно, и я поняла, что людям это нравится. А 
мне — не очень. Куражиться над Чеховым — ребят, не надо. Как-то это очень сильно. Это же для… это же наш бог — Чехов! Поняли? Надо взять
другую пьесу. И куражиться над ней. Это Акунин. Так сделал. А вот что касается вот этого… куража… не, ребят. Это не искусство. (Хитро
причмокнув.) Это эстрада. Понимаете, когда выходишь со спектакля, я о-о-очень такая тонкая, вот, на спек… на хорошую… сильно хорошие, вот…
дрожь. Вот сопереживаешь, вот сочувствуешь, вот передумываешь потом. Понимаете? «Шут Балакирев». Я была вообще. Наповал. Сражена. И 
постановка. Н с-с-с… режиссерской работой, а актеры! Все звезды, как они выкладываются! (С придыханием.) Они можно — можно не 
выкладываться, они могут воспользоваться и не выкладываться. Они выкладываются. Это профессионалы. (Дикое придыхание заканчивается.)
Потом я смотрела в Театре сатиры, например, спектакль «Андрюша», с которым они уехали в Америку, — ну, ребят! Это не спектакль, это какой-то
монтаж. Че там об Андрюше-то — там одни… диапозитивы.Выступает Спартак Мишулин, он прекрасный актер, я его обожаю. Там Аросева — ну, это
все прекрасно, но об Андрюше-то ничего там. Очень… жалко… но это неважно уже.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Драматург стоит возле филиала Театра им. А. С. Пушкина, достает из диктофона закончившуюся пленку, пересчитывает деньги, прикидывая, хватит
 ли на новую, и размышляет вслух.

ДРАМАТУРГ: Как-то плохо у людей с фантазией… по-моему, ерунда выходит. .. Хотя… Вот там был ничего диаложик, если его склеить с этим
моноложиком… Моноложество! Страшный грех моноложества. Монолог на 2 часа. Дисциплинарное наказание для ТЮЗа какого-нибудь…
(Выворачивая карманы в поисках мелочи.) Блин. .. (Звонит мобильный.) Да! Что у тебя? У меня тоже — ни хрена не понятно… Общие места. То же 
самое. Слушай, а…

МЕХАНИЧЕСКИЙ ЖЕНСКИЙ голос: Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети…

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ

Режиссер в такси. На коленях у него раскрытый блокнот. Режиссер вписывает в блокнот предполагаемые варианты названия будущей пьесы.

РЕЖИССЕР: Неосознанное стремление к театру как основной элемент загадочности русской души… (Зачеркивает.) Театральный эскапизм
жителей мегаполиса как отражение глубины пропасти… (Зачеркивает.) Степень деградации современного человека, отражающаяся в 
неспособности четкого формулирования и осознания своих импульсов. (Зачеркивает, захлопывает блокнот, набирает номер Драматурга.) Слушай,
ну у меня тут полная засада… Я же сейчас просто войду в этот театр и заору: «Какого хрена вы тут все делаете??? »

МЕХАНИЧЕСКИЙ ЖЕНСКИЙ голос: Аппарат абонента выключен.СЦЕНА ПЯТАЯ

Центр драматургии и режиссуры, «Шоппинг Fucking», антракт. Режиссер, Олег и Слава (художники, 23 и 25 лет, рассеянно поглядывают по 
сторонам).

РЕЖИССЕР: Вам вообще… театр нравится?

ОЛЕГ: Ну вообще, театр — это единственно интересное на сегодняшний день.

СЛАВА: Пожалуй, именно камерный театр для малого количества зрителей — наиболее интересен.

ОЛЕГ: Не, ну бывает под настроение, конечно, и балет —в зависимости от того, что хочешь. Можно сказать, что как бы нужно быть в курсе всего
просто. И тут уже не играет роль ни имя… Хорошие и плохие спектакли равноценны, поскольку и те и другие дают понятие просто о театре.
Последний раз мы ушли со Стуруа. Мы очень не любим пафос, когда в театре все пафосно — я сразу ухожу.

СЛАВА: Не, ну если только это как бы сделано специально — это одно дело.

ОЛЕГ: Но если это сделано всерьез — то терпеть это невозможно.

СЛАВА (задумчиво): Ну не знаю, может, просто погода была плохая…

ОЛЕГ: Нет, просто спектакль был не очень хороший. Физически даже тяжело было смотреть. Ужасный спектакль. Бывают еще моменты, иногда
уходишь, если духота, ужасный звук. Моменты, которые просто ни в какие ворота не лезут. А если касается там игры — ее, как правило, всегда
приятно смотреть. Вот у меня, например, сейчас ужасно болит спина. Поэтому я со второго действия ухожу. Я неделю дома со спиной больной
пролежал — не могу смотреть. А так бы с удовольствием, конечно.СЛАВА: Да и поздно уже.

ОЛЕГ: Нет, спектакль-то замечательный. То есть его, он… Можно смотреть. И второй акт — можно смотреть. Но по отдельности они тоже неплохо
смотрятся.

СЛАВА: Вообще, мне кажется, очень не вовремя щас этот спектакль. Очень специфическая по настроению атмосфера. И щас его смотреть
совсем не стоит. Вот в настроение этого периода моей жизни он не попадает.

СЦЕНА ШЕСТАЯ

Театр «Школа современной пьесы», «Чайка», антракт. Драматург, Алексей и Николай (братья, 30 и 27 лет, работают в строительной фирме, при
разговоре сильно растягивают гласные звуки).

ДРАМАТУРГ: Каким должен быть спектакль, чтобы он вам понравился?

АЛЕКСЕЙ: Можно абсолютно абстрактно, но чтоб… главное, чтоб было действие. 

НИКОЛАЙ: Динамичным слегка он должен быть — конечно, разные спектакли бывают, о разном, но… Должно быть, захватывать должно быть.

ДРАМАТУРГ: А что больше всего в театре не нравится?

АЛЕКСЕЙ: Не нравится мне отсутствие души. Если нет в спектакле энергетики своей уникальной — то это безусловно потерянное мнение. 

НИКОЛАЙ: ХОчется все-таки, чтобы… что-то было светлое. Мне кажется, что даже в чернухе можно найти что-то жизнеутверждающее.

АЛЕКСЕЙ: Вообще, я ко всему отношусь положительно, и к молодежным… Ничего не понимаю, но надеюсь, что когда-нибудь пойму.

НИКОЛАЙ: Мы вообще на артистов шли. На артистов. Но не попали. Другой состав.

СЦЕНА СЕДЬМАЯ

Режиссер сидит в забегаловке возле станции метро «Таганская». Он вяло тыкает в кнопки диктофона, попадая то на перемотку, то на 
“Play”.ГОЛОСА:

 — Для меня главное, спектакль должен все-таки, ну… настоящий спектакль — какое-то потрясение.  Все-таки, да?

Должен давать. Как, скажем, некоторые спектакли Марка Захарова… Я считаю, дар — все-таки Марка Захарова…

 — Вообще, абстрактно говорить или про этот спектакль?

 — Не, ну на классику я только в балет хожу.

 — Ну он не должен быть затягивающим, то есть затянутым. То есть через определенно… через минут двадцать-тридцать, а-а-а, должен уже быть,
завязываться сюжет.

Акт третий

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Театр «Школа современной пьесы», «Чайка», после спектакля, на улице. Зрители стремительно расходятся, Драматург отчаянно кидается то в одну,
то в другую сторону и наконец останавливает двух подтянутых пожилых дам с короткой стрижкой, в твидовых пиджаках. Драматург, Валентина
Георгиевна и Наталья Алексеевна (обеим за 70).

ДРАМАТУРГ: Так для чего вы ходите в театр?

В. Г. : Ну вы знаете, мы уж привыкли. Ходить в театр.

Н. А. : Мы с детства. Приученные.

В. Г. : Да, часто. Конечно, не в неделю раз — раз в месяц ходим, такой возраст, когда уже… время не позволяет.

Н. А. : Ну, потому что хотели посмотреть его. Акунина почитали — решили посмотреть.

В. Г. : Забавно. Забавно.

ДРАМАТУРГ: По каким критериям вы оцениваете спектакль?

Н. А. : Не знаю. Шоб хорошо был поставлен.

В. Г. : Шоб хорошо был поставлен.

Н. А. : Чтоб играли хорошо, чтоб любимые артисты, на которых надежды возлагаешь, были в этом спектакле задействованы. Много факторов.

В. Г. : Ну конечно, чтобы… и пьеса трогала как-то.

Н. А. : А вы знаете, я только что смотрела — ха-ха-ха — «Чайку», версию, ой, да я не помню, кто это. Додин?

В. Г. : Додин-ленинградский, не, Додин-ленинградский!

Н. А. : Нет, а здесь, а вот здесь, там — Харатьян играл, там… Вот, вы знаете, конечно, это беспредел. Ха-ха-ха. Ну там, эта, вся трактовка
совершенно — вы не смотрели?..

ДРАМАТУРГ: Нет.

В. Г. : Вот такие трактовки — вам надо было просто его посмотреть. Я не знаю — его, по-моему, просто там… Зрители даже к администратору ходили…

Н. А. : Претензии. 

В. Г. : Претензии — да, и вообще, с привлечением. Такое —нет, такое нам не нравится. Пожалуй, теперь я уже не хочу смотреть Любимова. Хотя
кумир, кумир. 

Н. А. : ТЕХ лет, да…

В. Г. : Юности, а щас это мне кажется уже совершенно…

ДРАМАТУРГ: А вот я еще хотел спросить…

Н. А. : Ну, нам уже пора. Мы уже много…

СЦЕНА ВТОРАЯ

Филиал Театра им. А. С. Пушкина, спектакль «Откровенные полароидные снимки». Драматург и Режиссер осторожно приоткрывают дверь в зал. На 
сцене артист Белый и артист Писарев. Последний изображает труп.

АРТИСТ ПИСАРЕВ (произносит текст Марка Равен-хилла): Сделай, чтобы я кончил. 

АРТИСТ БЕЛЫЙ: Это ужас.

АРТИСТ ПИСАРЕВ: Я ЭТОГО ХОЧу. Артист Белый мастурбирует металлический столб, символизирующий половой член трупа. Все рыдают.

АРТИСТ БЕЛЫЙ: ЭТО Так х…во… Я это ненавижу. Вот это — все?

АРТИСТ ПИСАРЕВ: Все-все. Да. 

АРТИСТ БЕЛЫЙ: Должно быть больше, чем это. Что это? Это… животные. Отчего мы лучше, чем животные? Революция нас не спасает. Деньги
нас не спасают. Любви нет. Хочу, чтобы было что-то еще.

АРТИСТ ПИСАРЕВ: Побыстрее. Побыстрее.

АРТИСТ БЕЛЫЙ; Что это? Дети? Нас спасет это? Я не могу иметь ребенка. X. .. с этими геями. X. .. с этими мужчинами и с тем, что они друг с 
другом трахаются.

АРТИСТ ПИСАРЕВ: Вот хорошо. Ты хороший. Я тебя люблю. Я тебя люблю.

АРТИСТ БЕЛЫЙ: Ты это говоришь, только когда я делаю это.

АРТИСТ ПИСАРЕВ: Ох, правда.

АРТИСТ БЕЛЫЙ: Почему не можешь сказать это в другой раз?

Артист Белый отодвигается.

АРТИСТ ПИСАРЕВ: Не останавливайся.

АРТИСТ БЕЛЫЙ: Почему ты говоришь «я тебя люблю», только когда чувствуешь, что оргазм скоро?

АРТИСТ ПИСАРЕВ: Потому что тогда у меня чувство, вроде того, о котором говорю.

АРТИСТ БЕЛЫЙ: Хоть один раз.

АРТИСТ ПИСАРЕВ: СУка. Не оставляй меня так. Дай мне кончить. Дай кончить.

Режиссер прикрывает дверь.

РЕЖИССЕР: Скоро кончится…

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Филиал Театра им. А. С. Пушкина, «Откровенные полароидные снимки». Спектакль окончен. Выходят последние зрители. Режиссер и Драматург
дежурят у выхода. Последними выходят Кассирша и Билетерши.

БИЛЕТЕРША: У меня это само по себе. Я родилась в театре, за кулисами Большого театра, и без театра просто не могу. Бывало так, я была еще
школьницей, сделаем уроки и бежим — Малый, Большой, куда можно, где есть входные. Это уже жизнь. Понимаете? Когда я не работала в этом
филиале — ходила часто. А сейчас… Мы живем в этом театре, с утра до ночи. Этот спектакль я смотрела. И не раз. И сейчас смотрела, на одной
ноге стояла. И в следующий раз посмотрю. В первый раз он шокировал меня. Там много, мягко говоря, грубости. А потом, понимаете, раз вошла —
не могу уйти, второй вошла — не могу уйти. И чем больше смотрю, тем больше нравится. Вчера, кстати, пришла бабулечка интеллигентная,
солидная, я за нее переживала. Я ей: как вы? А она — я довольна, я получила удовольствие. (Шепотом.) Хотя спектакль с нецензурными словами —
их там выше головы. И с откровенными сценами. А воспринимается очень хорошо.

РЕЖИССЕР (Кассирше): А вы его видели?

КАССИРША: ЭТОТ Еще нет, собираюсь. Честно говоря, тематика меня не очень привлекает. Но интересно посмотреть, что делают люди, в том
числе Серебренников. Его вещи я знаю, знаю и Марка Равенхилла. Я вообще люблю театр. Я люблю актеров, я увлекаюсь этим с детства. Я 
здесь работаю, потому что я просто люблю театр, это не моя профессия. Я, вообще-то, программист. Публика обычная, средняя, так скажем,
заурядная — она хочет посмеяться, отдохнуть душой. Пусть это будет мелодрама располагающая — немножко человек поплачет. В театре ведь
есть посмеяться над чем, есть отдохнуть на чем, есть, конечно, чем восхититься.

БИЛЕТЕРША: Вообще, вы знаете, во всем есть своя прелесть.

***

САМЫЕ ВАЖНЫЕ ГАСТРОЛИ

ЛАУРЕАТ

Тбилисский театр имени Руставели

АРГУМЕНТ

Тбилисские спектакли Роберта Стуруа были показаны одновременно с московскими спектаклями Стуруа и премьерой Стуруа в «Сатириконе».
Получился полноценный фестиваль

КОНКУРЕНТ

Гастроли Мариинки в Большом

*** САМЫЙ МАСШТАБНЫЙ ПРОЕКТ

ЛАУРЕАТ

Мюзикл «Норд-Ост»

АРГУМЕНТ

Сцену посадки «бомбардировщика в натуральную величину» уже увидели зрители в количестве, равном населению Белгорода

КОНКУРЕНТ

“Notre Dame de Paris”

***

САМОЕ МОЩНОЕ ВТОРЖЕНИЕ ЛАУРЕАТ

Команда питерских: режиссер Юрий Бутусов, художник Александр Шишкин, актеры Константин Хабенский и Михаил Пореченков

АРГУМЕНТ

Хабенский и Пореченков играют во МХАТе, Бутусов с Шишкиным делают «Макбетта» в «Сатириконе», все вместе привезли в Москву «Свадьбу
Кречинского»

КОНКУРЕНТ

Режиссеры школы Фоменко

***

САМАЯ ПОПУЛЯРНАЯ ПЕСРОНА

ЛАУРЕАТ

Евгений Гришковец

АРГУМЕНТ

Две премьеры собственных спектаклей, два новых спектакля по его пьесе, один клубный фестиваль, и все — при аншлагах

КОНКУРЕНТ

Олег Табаков

*** САМЫЙ ПРОДУКТИВНЫЙ ТЕАТР

ЛАУРЕАТ

МХАТ им. А. П. Чехова

АРГУМЕНТ

12 спектаклей за сезон — абсолютный рекорд страны по количеству премьер

КОНКУРЕНТ

Театр под руководством Табакова —6 премьер

*** САМЫЙ СКАНДАЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ

ЛАУРЕАТ

«Откровенные полароидные снимки»

АРГУМЕНТ

На сцене филиала Пушкинского театра живой педераст вступает в интимные отношения с мертвым

КОНКУРЕНТ

«Трактирщица» Виктора Шамирова

*** САМЫЙ СМЕЛЫЙ ШАГ

ЛАУРЕАТ

Драматург Михаил Угаров выступил в роли режиссера

АРГУМЕНТ

«Облом off» Угарова, поставленный Угаровым в Центре драматургии и режиссуры, оказался очень хорошим спектаклем

КОНКУРЕНТ

Шоумен и автогонщик Николай Фоменко в Пушкинском театре

***

САМЫЙ ПОПУЛЯРНЫЙ ПЕРСОНАЖ

ЛАУРЕАТ

Отцеубийца

АРГУМЕНТ

Павел Деревянко пытается убить отца в спектакле «Герой», Давид Бабо убивает отца (и не только) в спектакле «Роберто Зукко»

КОНКУРЕНТ

Сирано де Бержерак

***

САМАЯ ВОСТРЕБОВАННАЯ АКТРИСА

ЛАУРЕАТ

Елена Морозова

АРГУМЕНТ

Четыре новые роли в спектаклях «Альцест», «Марлен Дитрих», «Мою жену зовут Морис» и «Мастер и Маргарита». Два последних — в Театре Романа
Виктюка

КОНКУРЕНТ

Брутальная вахтанговская прима Мария Аронова

***

САМЫЙ УСПЕШНЫЙ ДЕБЮТ

ЛАУРЕАТ

Миндаугас Карбаускис

АРГУМЕНТ

Литовец, год назад закончивший ГИТИС, — главное приобретение Олега Табакова. Выпустил за сезон три спектакля, один другого лучше

КОНКУРЕНТ

Однокурсник Карбаускиса Василий Сенин

Авторы благодарят за помощь в сборе материала Руслана Маликова и Татьяну Копылову.


Афиша
7-07-2002


Не попавшие в «Аркадию», Алексей Филиппов, Известия, [19-03-2003]
Суета вокруг дивана, Наталия Каминская, Культура, [17-03-2003]
Мокрые формулы, Марина Шимадина, Коммерсантъ, [17-03-2003]
Загадки крошки Alice, Марина Долганова, За Калужской заставой, [13-03-2003]
Армен Джигарханян: Театр — это чудо, где люди дурачатся, избавляются от проблем, от шлаков и от нервных потрясений, Театральная афиша, [11-03-2003]
За кулисами, Владимир Абросимов, Дуэль, [11-03-2003]
Рукотворный текст, Ольга Фукс, Ваш досуг, [10-03-2003]
Книга как спектакль, Григорий Заславский, Театральное дело Григория Заславского (http://www.zaslavsky.ru), [3-03-2003]
Разрешить неразрешимое, Наталья Старосельская, Культура, [27-02-2003]
Неочевидное вероятное, Марина Давыдова, Известия, [26-02-2003]
На всё нужно время, Григорий Заславский, Независимая газета, [17-02-2003]
Молюсь за тех и за других, Григорий Заславский, Независимая газета, [17-02-2003]
Булгаковский «Бег» в театре-студии Олега Табакова., Павел Подкладов, Национальная Информационная Группа, [13-02-2003]
Не дожив до второго акта…, Елена Ямпольская, Новые известия, [11-02-2003]
«От четверга до четверга» в театре Табакова, Александр Вислов, Театральная афиша, [02-2003]
«Провинциальные анекдоты» в театре Табакова, Александр Вислов, Театральная афиша, [02-2003]
Она в отсутствии любви и смерти Э. Радзинского, Театральная афиша, [31-01-2003]
Эпопея в подвале, Россiя, [31-01-2003]
Оглянуться — и не узнать себя, Ольга Егошина, Первое сентября, № 4, [28-01-2003]
Интервью Елены Невежиной для радиостанции «Маяк» (программа «Культурный вопрос»), Григорий Заславский, Радио Маяк, [27-01-2003]
Вернемся к нашим тараканам, Ирина Леонидова, Культура, [23-01-2003]
«Бег» на месте общепримиряющий, Алена Карась, Российская газета, [18-01-2003]
«Бег» на месте, Артур Соломонов, Газета, [16-01-2003]
Их не догонят, Марина Давыдова, Известия, [16-01-2003]
НЕИЗБЫВНАЯ ПЕСНЬ КОЗЛОВ-3 [Колонка В. Забалуева и А. Зензинова о трагедии в современной русской драматургии. «Пластилин», «Кислород», «Облом офф», «Памапа», другие пьесы], Русский Журнал www.russ.ru, [15-01-2003]
Россия. Снег. Стенка, газета.ru, [14-01-2003]
На нас жизнь не кончается, Аргументы и Факты, № 48, [2003]
Олег Табаков: «Каждый должен носить свой чемодан», Спорт-экспресс, [27-12-2002]
Друг мой, Толька!.. (Анатолию Смелянскому — 60), Михаил Швыдкой, Московские Новости, [19-12-2002]
Есть и такая профессия, Алексей Александров, Известия, [10-12-2002]
Роман с театром, Наталья Давыдова, Московские Новости, [10-12-2002]
Александр Калягин: «Знак безрассудности», Елена Киселева, Правда.ру, [5-12-2002]
Опасные связи собаки на сене, Елена Ямпольская, «Новые известия», [4-12-2002]
Форум с Марианной Шульц, [4-12-2002]
В присутствии заинтересованности, Борис Поюровский, Москвичка, [2-12-2002]
Искусство и дотации, Олег Табаков, Смысл, [2-12-2002]
Прогресс Джигарханяна, Елена Ямпольская, Новые известия, [26-11-2002]
Гафту Достоевский по размеру, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [25-11-2002]
Школа мужей, Ирина Алпатова, Культура, [21-11-2002]
Валентин Гафт оказался плохим мужем, Марина Шимадина, Коммерсант, [21-11-2002]
Гроссмейстер, Елена Ямпольская, Новые известия, [21-11-2002]
Метафизическая свалка, Мария Львова, Вечерний клуб, [21-11-2002]
Пропала жизнь, Глеб Ситковский, Алфавит, [21-11-2002]
Олег Табаков: У меня роман со зрителем, Юлия Кантор, Известия, [20-11-2002]
Табаков о театре Табакова? и не только о нем, Дипломат, [18-11-2002]
Парадокс об актере, Марина Давыдова, Консерватор, [15-11-2002]
Я мог быть счастлив!, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [14-11-2002]
«Ночь уже близка…», Александр Строганов, Независимая газета, [14-11-2002]
Магнитофон и песня без слов, Наталия Каминская, Культура, [14-11-2002]
Одинокий голос человека, Майа Одина, Еженедельный журнал, [14-11-2002]
Метаморфозы «вкрадчивого», Алена Карась, Российская газета, [12-11-2002]
Петербургское привидение, Елена Губайдуллина, Известия, [11-11-2002]
Юбилейный абсурд, Роман Должанский, Коммерсант, [11-11-2002]
Десять лет с Калягиным, и так далее, Елена Губайдуллина, Известия, [5-11-2002]
Черный принц, черный, черный…, Марина Давыдова, Время Новостей № 201, [30-10-2002]
Литературная идиллия, Ольга Фукс, Ваш досуг, [29-10-2002]
Любовь должна быть с кулаками, Елена Ямпольская, Новые известия, [29-10-2002]
Слегка абсурдный вымысел, Роман Должанский, Коммерсант, [29-10-2002]
В Театре Пушкина открыли дело писателей, Олег Зинцов, Ведомости, [28-10-2002]
Эрос без Танатоса, Ирина Корнеева, Время МН, [26-10-2002]
Страдания пожилого Вертера, Алексей Филиппов, Известия, [26-10-2002]
На последнем издыхании, Марина Давыдова, Консерватор, [24-10-2002]
«БРИГАДА» ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКОГО ТРУДА, Аркадий Архангельский, Известия, [22-10-2002]
ФИНАЛ В НАЧАЛЕ, Кристоф Функе, Der Tagesspiegel. Berlin, [18-10-2002]
Видас Силюнас написал книгу о золотом веке испанского театра, ТК «Культура», [16-10-2002]
Начало, Видмантас Силюнас, [15-10-2002]
Нам Пушкин строить и жить помогает, Алексей Филиппов, Известия, [13-10-2002]
Сонечку нельзя смотреть, Елена Ковальская, Афиша, [11-10-2002]
Сонечкина хрестоматия, Павел Руднев, Независимая газета, [8-10-2002]
Тихоня-Сонечка, Евгения Поливанова, Газета.Ru, [7-10-2002]
Форум с Виталием Егоровым на официальном сайте театра Табакова, [6-10-2002]
Уроки чтения, Роман Должанский, Коммерсантъ, [4-10-2002]
От четверга до четверга, Елена Ковальская, Афиша, [4-10-2002]
Сонечки да танечки, Ирина Корнеева, Время МН, [2-10-2002]
ОН ПОСТОЯННО НАЧИНАЛ ЖИЗНЬ ЗАНОВО, Ирина Тосунян, Литературная газета, [1-10-2002]
Не наш современник, Марина Давыдова, Время Новостей, [1-10-2002]
Освоение кумира, Роман Должанский, Коммерсантъ, [1-10-2002]
Театральная проза, Алексей Филиппов, Известия, [1-10-2002]
1 октября исполнилось 75 лет со дня рождения Олега Ефремова, NTVRU, [1-10-2002]
Под знаком Весов, Анатолий Смелянский, Московские Новости, [1-10-2002]
Во вторник талантливейшему актеру и выдающемуся режиссеру Олегу Ефремову исполнилось бы 75 лет, Наталья Курова, РИА Новости, [1-10-2002]
Раскольников наказал сам себя, Елена Волкова, Газета.Ru, [27-09-2002]
Отчего стрелялся президент?, Ирина Алпатова, Культура, [26-09-2002]
Мутный политический сон, Павел Руднев, Время Новостей, [24-09-2002]
Продавцы воздуха, Алексей Филиппов, Известия, [23-09-2002]
Александр Гельман уже выбрал нового президента России, Григорий Заславский, Независимая газета, [23-09-2002]
Я не играл Березовского, Ольга Феденкова, Ваш досуг, [17-09-2002]
Да никако ты писака!, Марина Давыдова, Время новостей, [12-09-2002]
Пушкин вышел на Тверскую, Роман Должанский, Коммерсант, [12-09-2002]
После преступления, Ольга Галахова, Литературная газета, [11-09-2002]
Опасные связи Табакова, Марина Райкина, Московский комсомолец, [7-09-2002]
Актеры не должны простаивать, Алексей Филиппов, Известия, [5-09-2002]
Инкубатор звезд, В. Забалуев, А. Зензинов, «Русский Журнал», [26-08-2002]
Бронтозавр, олигарх, театральный тяжеловес, Григорий Заславский, Независимая газета, [22-08-2002]
Бойко дает фору Клуни, Олег Перанов, Век, [2-08-2002]
Дарья Мороз учится на своих ошибках, Алина Фрейд, Ваш досуг, [22-07-2002]
Олег Табаков: мы сработали за шестерых, Роман Должанский, Коммерсантъ, [12-07-2002]
Вещь.doc, Афиша, [7-07-2002]
Один день с Олегом Табаковым накануне закрытия сезона, Алексей Филиппов, Известия, [30-06-2002]
Скромное обаяние Достоевского, Мария Львова, Вечерний клуб, [27-06-2002]
Из «Преступления и наказания» извлекли урок, Марина Шимадина, Коммерсантъ, [27-06-2002]
Наказание без преступления, Ирина Корнеева, Время МН, [27-06-2002]
Диалектика, Зоя Шульман, Ведомости, [27-06-2002]
Образ Раскольникова, Марина Шимадина, Коммерсантъ, [27-06-2002]
О наказании, Григорий Заславский, Независимая газета, [27-06-2002]
…И нет старушки, Алексей Филиппов, Известия, [26-06-2002]
Холодный ум и негорячее сердце, Марина Давыдова, Время новостей, [26-06-2002]
АНАТОЛИЙ СМЕЛЯНСКИЙ: МЫ ПРОШЛИ УРОВЕНЬ КРИКА, Наталия Каминская, Культура, [20-06-2002]
Салочки со смертью, Глеб Ситковский, «Алфавит», [06-2002]
На нарах творчества, Ирина Алпатова, Культура, [30-05-2002]
Секрет молодости Калягина, Любовь Лебедина, Труд, [25-05-2002]
Актер, которого любят, Время МН, [25-05-2002]
Неоконченная пьеса для Александра Калягина, Время МН, [25-05-2002]
Пятьдесят, шестьдесят etc., Анатолий Смелянский, Московские новости, [25-05-2002]
БЛАГОПОЛУЧНЫЙ ХУЛИГАН, Независимая газета, [24-05-2002]
Et cetera!.., ВЕК, [24-05-2002]
Здравствуйте, я ваш… Et cetera, Наталия Каминская, Культура, [23-05-2002]
В Москву, в Москву!, Юлия Кантор, Известия, [15-05-2002]
Боязнь пространства, Виктория Никифорова, «Ведомости», [13-05-2002]
Интерактивный комплексный обед, Александр Соколянский, Ведомости, [27-04-2002]
Ненормативная премьера, Алексей Филиппов, Известия, [27-04-2002]
Мхатовская каракатица, Артур Соломонов, Газета, [26-04-2002]
Право выбора, Григорий Заславский, Русский Журнал, [25-04-2002]
Интерактивные песни западных славян, Наталия Каминская, Культура, [25-04-2002]
Россия в ремейке, или Театр прохиндеев, Общая газета, [24-04-2002]
Выбирай или проиграешь, Елена Ямпольская, Новые известия, [23-04-2002]
Мой первый Павич, Дарья Коробова, Независимая газета, [23-04-2002]
Меня выручает самоирония, Наталья Старосельская, ТРУД, [17-04-2002]
Круг чтения, Роман Ганжа, Русский журнал, [16-04-2002]
Привидения в Камергерском переулке, Дина Абрамова, Вечерняя Москва, [14-04-2002]
Фотки на память, Виктория Никифорова, Ведомости, [10-04-2002]
Кабала спроса, Жанна Васильева, Итоги, [9-04-2002]
Откровенность за откровенность, Роман Должанский, Коммерсант, [8-04-2002]
Гей, маргиналы!, Марина Давыдова, Время новостей, [8-04-2002]
О месте трагедии, Григорий Заславский, Русский журнал, [29-03-2002]
Дискотека в доме Капулетти, Елена Дьякова, Новая газета, [28-03-2002]
Любовники смерти, Ирина Алпатова, Культура, [28-03-2002]
Любовь в кислотный дождь, Алена Карась, Российская газета, [27-03-2002]
Нет повести счастливее на свете…, Елена Ямпольская, Новые известия, [26-03-2002]
Из жизни тинейджеров, Алексей Филиппов, Известия, [25-03-2002]
Монах и два тинейджера, Артур Соломонов, Газета, [25-03-2002]
Любовь где попало, Роман Должанский, Коммерсант, [25-03-2002]
Расколдованная сцена, Марина Давыдова, Время новостей, [25-03-2002]
В первом чтении, Олег Зинцов, Ведомости, [25-03-2002]
Роман Козак о Шекспире В и витамине Т, Павел Подкладов, Ваш досуг, [18-03-2002]
Роман Козак: Спектакль — это строчка текста, окруженная жизнью, Ирина Тосунян, Литературная газета, [13-03-2002]
Облома не будет, Марина Шимадина, «КоммерсантЪ», [12-03-2002]
Гусь печальный, Роман Должанский, Коммерсантъ, [6-03-2002]
Культурный «хит», Итоги, [5-03-2002]
Молодежный «Гусь», Алексей Филиппов, Известия, [27-02-2002]
Не форсируйте фарс!, Ольга Егошина, Версты, [23-02-2002]
Не форсируйте фарс!, Ольга Егошина, Версты, [23-02-2002]
Хитрый и двужильный, Ирина Корнеева, Время МН, [22-02-2002]
Удачливая Даша, Глеб Ситковский, Алфавит, [21-02-2002]
Как важно быть серьезным, Нина Суслович, Литературная газета, [20-02-2002]
Попечительский совет МХАТа им. А. П. Чехова возглавил Герман Греф, РИА «Новости, [14-02-2002]
Победа антиквариата, Мария Львова, Вечерний клуб, [7-02-2002]
Врачующая рука убийцы, Мария Львова, Вечерний клуб, [7-02-2002]
Старик и горе, Ирина Алпатова, Культура, [7-02-2002]
Как важно быть несерьезным, Глеб Ситковский, [6-02-2002]
Как важно быть несерьезным, Глеб Ситковский, [6-02-2002]
Модерн в Камергерском, Елена Ковальская, Ведомости, [4-02-2002]
Зловещий шут, резвящийся тиран., Наталия Балашова, Московская Правда, [2-02-2002]
Зловещий шут, резвящийся тиран., Наталия Балашова, Московская Правда, [2-02-2002]
Тетка Чарлея опять сыграла вождя, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [31-01-2002]
Сердечная недостаточность, Ирина Алпатова, Культура, [31-01-2002]
Свобода не гарантирует успеха, Сергей Шаповал, Независимая газета, [31-01-2002]
Не чисто английское убийство, Станислав Рассадин, Версты, [26-01-2002]
Отвязанно гремит словами бранными широкая арена, Наталия Каминская, Культура, [24-01-2002]
Отвязанно гремит словами бранными широкая арена, Наталия Каминская, Культура, [24-01-2002]
Играем Стоппарда, Юрий Фридштейн, Литературная газета, [23-01-2002]
Прекрасные оттенки дерьма, Роман Должанский, Коммерсант, [23-01-2002]
Нам не страшен Бармалей, Марина Давыдова, Время новостей, [23-01-2002]
Прекрасные оттенки дерьма, Роман Должанский, Коммерсантъ, [23-01-2002]
Нам не страшен Бармалей, Марина Давыдова, Время новостей, [23-01-2002]
Повесть о настоящем человеке, Алексей Филиппов, Известия, [23-01-2002]
На радость всем буржуям, Марина Давыдова, Время Новостей, [21-01-2002]
Детектив в стиле «модерн», Ольга Романцова, Время МН, [19-01-2002]
Умирающий лебедь, Антон Красовский, Независимая газета, [19-01-2002]
Хорошо темперированный Ростан, Наталия Каминская, Культура, [17-01-2002]
Заметки о прошлогоднем снеге, Анатолий Смелянский, Московские новости, [17-01-2002]
Александр Калягин: «Кривляние и ничегонеделанье — моя стихия», Марина Тульская, Вечерние вести, [14-01-2002]
Александр КАЛЯГИН: ПУБЛИКА ОЧЕНЬ ОПАСНА?, Ольга Коршакова, Новая газета, [14-01-2002]
Земную жизнь пройдя до половины, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, [13-01-2002]
Городок в табакерке, Ольга Гердт, Газета, [9-01-2002]
Ученик учителя, Ольга Галахова, Дом актера, [01-2002]
Александр Калягин о Роберте Стуруа, о спектакле «Шейлок», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин — о себе и актерской профессии, об Иннокентии Смоктуновском, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о «Короле Убю», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о театре “Et cetera” и о том, как создать театр в наше время, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин рассказывает про Олега Ефремова, раздел МХАТа, рождение театра “Et cetera”, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о работе над фильмом "Эзоп", Александр Калягин, Из книги "Александр Калягин", [2002]
Александр Калягин — о Давиде Смелянском, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о спектакле «Старый новый год», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о чеховских спектаклях и о мхатовской «Чайке» 1980 года, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о Союзе театральных деятелей, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о своей семье, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о себе: от «Скорой помощи» до Щукинского училища, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин — о шефских поездках по стране, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]
Александр Калягин о «Пиквикском клубе», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», [2002]



© 2002—2020 Школа-студия МХАТpublic@mxat-school.ru